здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Европейский Суд по правам человека

(V Секция)

Дело "Ренольд против Франции"

[Renolde v. France]

(Жалоба N 5608/05)

Постановление Суда от 16 октября 2008 г.

(извлечение)

Обстоятельства дела

J., брат заявительницы, был помещен в следственный изолятор. Экспертиза, назначенная следственным судьей* (* Во Франции обязанность по проведению предварительного следствия по делам о тяжких преступлениях осуществляется следственными судьями, которые назначаются на свои должности на три года из числа судей Трибунала большого процесса. В период осуществления своих функций они остаются в составе судей Трибунала большого процесса и вправе участвовать в рассмотрении судебных дел, кроме тех, что были расследованы ими самими (прим. переводчика).), установила наличие у него психических расстройств. Он был переведен в другой изолятор. В его дело внесли запись о том, что он психически здоров, но указывалось на его лечение седативными средствами. Однако через два дня он совершил попытку самоубийства, разрезав себе руку. Бригада психиатрической помощи диагностировала острое бредоподобное состояние и рекомендовала антипсихотическое нейролептическое лечение. Он получал лекарства два раза в неделю, но контроль над тем, действительно ли J. их принимает, отсутствовал. Он находился под наблюдением региональной медико-психологической службы и был помещен в отдельную камеру, где за ним осуществлялось усиленное наблюдение, выражавшееся в более частых обходах. Несмотря на это, J. напал на надзирателя, за что был помещен в карцер на 45 дней. В процессе отбытия наказания он написал сестре письмо, в котором указывал, что находится "на пределе". После получения письма адвокат J. потребовала провести психиатрическую экспертизу для установления того, совместимо ли его психическое состояние с содержанием в карцере, однако до проведения обследования он был найден повесившимся в своей камере. Тремя днями ранее J. получил дозу лекарств на несколько дней, но попыток проконтролировать их прием вновь не предпринималось.

Республиканский прокурор* (* Республиканскими прокурорами во Франции называются прокуроры низшей инстанции, действующие при исправительных трибуналах (прим. переводчика).) возбудил предварительное расследование, которое установило, в частности, что брат заявительницы покончил с собой, и что в его организме отсутствовали следы лекарств. Прокурор ходатайствовал о проведении судебного расследования по факту причинения смерти по неосторожности неустановленным лицом или лицами. Члены семьи погибшего приняли участие в разбирательстве в качестве гражданских истцов. Следственный судья назначил психиатрическую экспертизу с участием двух экспертов, которые заключили, что брат заявительницы мог содержаться в карцере, и что причиной отсутствия следов лекарств в его организме было его собственное решение не проходить лечение. Учитывая, что J. ранее страдал бредоподобным состоянием, такое состояние могло увеличить риск самоубийства. Адвокат гражданских истцов просил следственного судью о предъявлении обвинения в причинении смерти по неосторожности, поскольку меры защиты умершего и забота о нем были неадекватными, жизнь заключенного с уязвимой психикой была поставлена под угрозу в результате его помещения в карцер, и ему не была оказана помощь, на которую он имел право в качестве лица, входящего в категорию риска. Судья отклонил ходатайство и прекратил дело, установив, что брат заявительницы надлежащим образом наблюдался специалистами, и с учетом этого его самоубийство было вызвано психическим расстройством, и ничто не свидетельствовало о депрессивном синдроме. Решение следственного судьи было оставлено в силе апелляционным судом.

Вопросы права

По поводу соблюдения требований статьи 2 Конвенции. Имеются доказательства того, что после первой попытки самоубийства властям было известно, что заключенный страдает острым психотическим расстройством, которое может повлечь причинение себе вреда. Хотя его состояние и риск попытки самоубийства изменялись, Европейский Суд находит, что риск был реальным, и заключенный требовал пристального наблюдения на случай внезапного ухудшения. От властей можно было ожидать, что в отношении заключенного в таком состоянии будут приняты специально подобранные меры, позволяющие оценить, мог ли он оставаться под стражей. Но несмотря на попытку самоубийства и поставленный диагноз психического состояния, вопрос о помещении его в психиатрическую больницу, по-видимому, не обсуждался. Далее, в отсутствие распоряжения о помещении брата заявительницы в подходящее учреждение власти как минимум были обязаны обеспечить его медицинским обслуживанием, соответствующим серьезности его состояния. Не преуменьшая сложностей, с которыми столкнулась тюремная администрация, Европейский Суд испытывает серьезное сомнение по поводу допустимости отсутствия контроля за принятием дневной дозы лекарств заключенным, заведомо страдающим от психотических расстройств. Хотя неизвестно, что явилось причиной самоубийства, Европейский Суд находит, что отсутствие надзора за ежедневным приемом лекарств явилось одной из причин его гибели. Наконец, Европейский Суд принимает во внимание, что через три дня после попытки самоубийства дисциплинарный орган применил к заключенному максимальную санкцию, а именно помещение в карцер на 45 дней. Это изолировало заключенного и лишило его свиданий и любой деятельности, увеличивая существовавший риск самоубийства. С учетом совокупности этих обстоятельств власти не исполнили своего позитивного обязательства по защите его права на жизнь в нарушение статьи 2 Конвенции.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. В деле "Кинан против Соединенного Королевства" [Keenan v. United Kingdom] (жалоба N 27229/95, ECHR 2001-III, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Caselaw of European Court of Human Rights] N 29) Европейский Суд указал, что помещение психически больного в карцер на семь дней и назначение ему дополнительного срока содержания под стражей на 28 дней представляли собой обращение, не соответствующее статье 3 Конвенции. В данном случае заключенному назначили намного более тяжелое наказание, которое могло подорвать его физическое и моральное состояние. В этот период он испытывал беспокойство и страдания, его состояние внушало беспокойство адвокату, потребовавшей за восемь дней до его смерти от судьи немедленно назначить экспертизу для оценки приемлемости содержания в карцере. Такое наказание не отвечало стандартам обращения, допускаемого в отношении душевнобольных, и составляло бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и наказание.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства