здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Европейский Суд по правам человека

(I Секция)

Дело "Алексанян против России"

[Aleksanyan v. Russia]

(Жалоба N 46468/06)

Постановление Суда от 22 декабря 2008 г.

(извлечение)

Обстоятельства дела

В 2003-2004 годах налоговые органы преследовали нефтяную компанию "Юкос" за неуплату налогов, связанных с предпринимательской деятельностью. В то же время были возбуждены уголовные дела против нескольких руководителей компании по обвинениям в мошенничестве в крупном размере и присвоении имущества. Заявитель оказывал юридические услуги компании и ее высшим руководителям - Ходорковскому и Лебедеву. Впоследствии его назначили вице-президентом "Юкоса". Вскоре после этого он был предположительно допрошен следователем Генеральной прокуратуры, который посоветовал ему "держаться подальше" от дел компании, если он не хочет "попасть в тюрьму". В апреле 2006 г. против заявителя возбудили уголовное дело, помещения обыскали, а его заключили под стражу. Несколько раз он ходатайствовал о своем освобождении по состоянию здоровья, но эти заявления отклонялись. В сентябре 2006 г. было установлено, что он ВИЧ-инфицирован. В сентябре 2007 г. он страдал лихорадкой, потерял больше 10% веса тела и ослабел. Его зрение, плохое к моменту ареста, ухудшилось до такой степени, что он почти ослеп. У него появился ряд других заболеваний, в частности стоматит, неврологические расстройства, энцефалопатия, поражения печени и рак лимфатической системы. Медицинское обследование выявило резкое ухудшение его состояния. Было рекомендовано стационарное обследование и лечение в Московском центре СПИД. Следователь, который вел дело, обратился в суд, ссылаясь на то, что заболевания заявителя требуют лечения за пределами изолятора, и просил о его освобождении под залог. Суд пришел к выводу, что не вправе рассматривать данный вопрос, и отметил, что следователь не нуждается в судебном решении для замены содержания под стражей на более мягкую меру пресечения, такую как залог. Однако, узнав об этом решении, следователь отказал в освобождении под залог, сославшись на то, что он не компетентен разрешать вопрос о том, нуждается ли заявитель в переводе в специализированное медицинское учреждение. Срок содержания заявителя под стражей неоднократно продлевался, в последний раз - в январе 2009 г. В тюремной больнице подтвердили, что состояние здоровья позволяет ему находиться под стражей и участвовать в судебном разбирательстве. 27 ноября 2007 г. Европейский Суд указал на предварительную меру в порядке применения правила 39 Регламента Суда, предложив государству-ответчику немедленно обеспечить заявителю стационарное лечение в больнице, специализирующейся на лечении СПИДа и сопутствующих заболеваний, а также представить копию истории его болезни. 4 декабря 2007 г. государство-ответчик уведомило Европейский Суд, что предварительная мера еще не исполнена, так как "это требует некоторого времени". 21 декабря 2007 г. Европейский Суд указал государству-ответчику на дополнительную меру, подтвердив действительность ранее указанной (о переводе заявителя в специализированное медицинское учреждение): государству-ответчику было предложено, в частности, сформировать медицинскую комиссию на паритетных началах для диагностирования проблем со здоровьем и по выработке рекомендаций по лечению. 27 декабря 2007 г. государство-ответчик возразило, что заявитель может получать адекватное медицинское обслуживание в изоляторе и что его обследование смешанной медицинской комиссией противоречит российскому законодательству. Однако оно не сослалось на какой-либо конкретный закон. В феврале 2008 г. судебное разбирательство по делу заявителя приостановили в связи с состоянием его здоровья. Заявителя поместили во внешнюю гематологическую больницу под круглосуточный надзор милиции; окна его помещения были закрыты железной решеткой. Он находился там до вынесения постановления Европейским Судом.

Вопросы права

По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции. Заявитель не оспаривал, что во время пребывания в изоляторе ему оказывали некоторые виды медицинской помощи. Главный вопрос заключается в лечении, которое он получал после того, как было установлено, что заявитель является ВИЧ-инфицированным, включая доступ к антиретровирусным препаратам и возможность перевода в специализированную больницу.

Ухудшение зрения заявителя. Европейский Суд не имеет оснований заключить, что за ухудшение зрения заявителя несут ответственность власти или что его плохое зрение как таковое исключает содержание под стражей с точки зрения статьи 3 Конвенции.

Доступ к антиретровирусным препаратам. Как следует из истории болезни заявителя и официальных докладов, представленных государством-ответчиком, в ряде случаев заявитель отказывался от обследования, инъекций и лечения. Однако эти документы не указывают, какое именно лечение предлагалось заявителю, и какие обследования ему рекомендовалось пройти. Если история болезни не представляет достаточной информации в этом отношении, Европейский Суд вправе делать собственные выводы. По всей вероятности, заявитель не получал антиретровирусного лечения за счет тюремной аптеки. С учетом того, что государства-участники обязаны обеспечивать любую медицинскую помощь, которую могут допускать их ресурсы, Европейский Суд не находит, что власти имеют неограниченное обязательство по бесплатному предоставлению заявителю антиретровирусного лечения, которое является весьма дорогим. Заявитель мог получать дорогостоящее лечение за счет родственников и не ссылался на то, что приобретение этих лекарств возлагало на него или его родственников чрезмерное бремя. Европейский Суд, таким образом, готов признать, что отсутствие подобных лекарств в тюремной аптеке как таковое не противоречило статье 3 Конвенции.

Доступ к специализированной медицинской помощи. Отказ государства-ответчика в обследовании заявителя смешанной медицинской комиссией, включавшей избранных им врачей, был произвольным. В связи с этим Европейский Суд делает неблагоприятные выводы из отказа государства от исполнения предварительной меры, указанной в соответствии с правилом 39 Регламента Суда. Не позднее, чем с октября 2007 г., состояние здоровья требовало перевода заявителя в больницу, специализировавшуюся на лечении СПИДа. Отсутствуют данные о том, что в тюремной больнице он получал антиретровирусную терапию и что работавший там персонал обладал необходимым опытом и практическими навыками для ее осуществления. Тюремная больница являлась, таким образом, ненадлежащим учреждением для этих целей. Европейский Суд не усмотрел серьезных практических препятствий для немедленного перевода заявителя в специализированное медицинское учреждение. Так, Московский центр СПИД находился в том же городе и был готов принять его на стационарное лечение. Заявитель имел возможность покрыть большую часть расходов, связанных с лечением. Угроза безопасности, которую он представлял в то время, если она существовала, была несопоставима с риском для его здоровья. В любом случае меры безопасности, принятые тюремными властями во внешней больнице, не являлись слишком сложными. Власти страны, таким образом, не проявили достаточной заботы о здоровье заявителя, по крайней мере, до его перевода во внешнюю больницу. Это нарушало его достоинство и создавало значительные трудности, причиняя страдания, выходящие за пределы тех, которые неизбежно связаны с заключением под стражу и имевшимися заболеваниями, что являлось бесчеловечным и унижающим достоинство обращением.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 34 Конвенции. Европейский Суд указал государству-ответчику на две предварительные меры в соответствии с правилом 39 Регламента Суда. На первую - о переводе заявителя в специализированное медицинское учреждение - указывалось в ноябре 2007 г., что впоследствии было подтверждено в декабре 2007 и январе 2008 г. Однако только в феврале 2008 г. заявителя перевели в больницу за пределами тюрьмы. Даже если предположить, что данная больница может считаться "специализированным учреждением", очевидно, что в течение двух месяцев государство-ответчик систематически отказывалось исполнить предварительную меру, указанную Европейским Судом, что ставило под угрозу здоровье и даже жизнь заявителя. При таких обстоятельствах, особенно с учетом того, что эту меру сравнительно просто реализовать, ее длительное неисполнение всецело относится к нежеланию властей сотрудничать с Европейским Судом. Что касается второй меры, российские власти не разрешили обследование заявителя смешанной медицинской комиссией, которая включала бы врачей по его выбору. Европейский Суд ранее уже признал обоснование отказа государства-ответчика неудовлетворительным. Учитывая, что заявитель серьезно болен, находится под стражей и не в состоянии собрать всю необходимую информацию самостоятельно, такая позиция со стороны властей составляла при данных обстоятельствах воспрепятствование в поддержании своей жалобы в порядке статьи 34 Конвенции. В итоге, уклоняясь от исполнения предварительных мер, указанных в соответствии с правилом 39 Регламента Суда, российское государство-ответчик допустило несоблюдение требований статьи 34 Конвенции.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 34 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд установил также, что по делу допущены нарушения требований пункта 3 статьи 5 и статьи 8 Конвенции.

В порядке применения статей 41 и 46 Конвенции. С учетом установления нарушений Конвенции и, особенно, принимая во внимание тяжесть заболеваний заявителя, Европейский Суд полагает, что продолжение содержания заявителя под стражей является неприемлемым. Он, соответственно, находит, что для исполнения своих правовых обязательств, вытекающих из статьи 46 Конвенции, российскому государству-ответчику следует заменить содержание под стражей другой, разумной и менее жесткой мерой пресечения или комбинацией таких мер, предусмотренных российским законодательством.

(См. также Решение Европейского Суда по делу "Ходорковский против России" [Khodorkovskiy v. Russia], жалоба N 5829/04, Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 85* (* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 85 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 11/2006 (прим. ред.).); Постановление Европейского Суда по делу "Палади против Молдавии" [Paladi v. Moldova], жалоба N 39806/05, Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 99* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2008.); последнее дело передано на рассмотрение Большой Палаты.)



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства