здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Европейский Суд по правам человека

(III Секция)

Дело "Тома против Румынии"

[Toma v. Romania]

(Жалоба N 42716/02)

Постановление Суда от 24 февраля 2009 г.

(извлечение)

Обстоятельства дела

В сентябре 2002 г. заявителя и другое лицо, A.M., задержали сотрудники службы по борьбе за наркотиками за хранение 800 г марихуаны, которую они, по мнению властей, намеревались продать. Заявитель утверждал, что во время задержания подвергся побоям со стороны нескольких вооруженных полицейских. Он также указывал, что в тот же день без адвоката, но в присутствии прокурора, ответственного за расследование полицейские избивали его и принуждали подписать продиктованное ими заявление. Заявитель и его мать утверждали, что жаловались на насилие со стороны полиции прокурору и требовали медицинского обследования, но прокурор откладывал последнее несколько раз. Государство-ответчик ссылалось на медицинское заключение, датированное следующим днем после задержания заявителя и составленное, как оно утверждало, в тюрьме. Под словами "состояние здоровья" при поступлении в тюрьму в текст было вписано: "клинически здоров", и стояла подпись врача.

В день задержания журналисты местного телеканала и газеты снимали и фотографировали заявителя в полицейском участке. На следующий день его фотографию с видимыми следами насилия опубликовали на первой странице газеты вместе со статьей, в которой его называли наркоторговцем. Как утверждает заявитель, журналистов пригласила полиция. В тот же день его заключили под стражу. Через несколько дней он подал жалобу на решение о заключении под стражу, которая поступила к прокурору на следующий день, и он лично передал ее на следующий день в суд, где ее зарегистрировали через два дня. Через четыре дня окружной суд отклонил жалобу как явно необоснованную. Заявитель подал кассационную жалобу. Через шесть дней она поступила в апелляционный суд, где ее зарегистрировали на следующий день. Отложив рассмотрение жалобы по требованию матери заявителя, суд в результате отклонил ее.

В 2003 году окружной суд приговорил заявителя к трем годам лишения свободы за незаконное хранение наркотиков с целью сбыта. По жалобе срок наказания уменьшили до одного года и шести месяцев.

Вопросы права

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Предполагаемое жестокое обращение. Анализ медицинского заключения, которое должно было отразить состояние здоровья заявителя при заключении под стражу, выявляет ряд противоречий и ошибок. При таких обстоятельствах слова "клинически здоров" в карточке не являются достаточными для опровержения утверждения заявителя как необоснованного. Кроме того, его слова о насилии, имевшем место при задержании, подтверждались существованием достаточно достоверных, ясных и согласующихся данных. С учетом представленных ему материалов и в отсутствие объяснений со стороны государства-ответчика Европейский Суд считает установленным, что следы насилия, зафиксированные на изображениях в сентябре 2002 г., причинены обращением, за которое несет ответственность государство-ответчик и которое может считаться бесчеловечным в значении статьи 3 Конвенции.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

Обязательство властей о проведении эффективного расследования. Хотя заявитель жаловался с представлением доказательств на жестокость полиции, власти не предприняли расследования доказуемой жалобы заявителя.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 3 статьи 5 Конвенции. Государство-ответчик признало, что в настоящем деле требования пункта 3 статьи 5 Конвенции об автоматической проверке законности заключения под стражу должностным лицом, наделенным согласно закону судебной властью, не исполнены с учетом национального законодательства, действовавшего в период, относящийся к обстоятельствам дела. Европейский Суд ранее устанавливал нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции в нескольких аналогичных делах, в которых заявители не были незамедлительно доставлены к должностному лицу, наделенному согласно закону судебной властью для проверки законности задержания или заключения под стражу, и не видит оснований для иного вывода в настоящем деле, когда заявителя доставили в суд первой инстанции только через 20 дней после задержания.

Постановление

По делу допущено нарушение требований пункта 3 статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 4 статьи 5 Конвенции. Хотя 22-дневный срок, из которого за четыре дня несет ответственность заявитель, не представляется чрезмерным для рассмотрения дела в двух инстанциях, его следует оценивать с учетом сроков, предусмотренных законодательством страны, и обстоятельств дела. Для регистрации жалобы заявителя в указанном окружном суде потребовалось три дня, а затем семь дней для ее рассмотрения. Кроме того, прошло еще семь дней до того, как апелляционный суд зарегистрировал жалобу заявителя на решение окружного суда, поскольку прокурор не передавал ее в течение шести дней. В отсутствие какого-либо оправдания для вышеуказанных задержек и в связи с тем, что речь шла о проверке законности решения о заключении под стражу, Европейский Суд находит, что указанная процедура не являлась незамедлительной, как того требует пункт 4 статьи 5 Конвенции в значении прецедентной практики Европейского Суда.

Постановление

По делу допущено нарушение требований пункта 4 статьи 5 Конвенции (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Поведение полиции, пригласившей журналистов и позволившей им фотографировать заявителя в полицейском участке без его согласия с целью последующей публикации этого изображения в средствах массовой информации, представляло собой вмешательство в право заявителя на уважение его личной жизни. Государство-ответчик не представило объяснения, оправдывающего такое действие. Однако даже если предположить, что может усматриваться законное основание для оспариваемого вмешательства, остается вопрос о преследуемой законной цели. В данное время заявитель не находился в розыске, а был задержан в полицейском участке, и против него даже не возбудили уголовное дело. Указанные изображения, не имевшие реального новостного значения сами по себе, имели целью содействовать интересам правосудия, например, для обеспечения явки заявителя в суд или воспрепятствования совершению им преступления, поскольку обвинительное заключение еще не было составлено* (* Секретариат неточно передал соответствующую французскую фразу постановления, которая указывала буквально следующее: "Таким образом, нет необходимости рассматривать вопрос о том, отвечала ли публикация изображений, не имевшая информационного значения сама по себе, интересам правосудия, например, обеспечения явки в суд или предупреждения преступления, поскольку обвинительное заключение в тот момент не было составлено" (прим. переводчика).). Таким образом, с учетом обстоятельств дела Европейский Суд находит, что вмешательство в право заявителя на уважение его личной жизни не преследовало ни одной из законных целей, предусмотренных пунктом 2 статьи 8 Конвенции.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю 8 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства