здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Назад Оглавление Вперед

I. Обстоятельства дела

7. Заявители:

(1) Сацита Уцаева, 1954 года рождения;

(2) Асламбек Уцаев, 1948 года рождения;

(3) Хава Муслимова, 1986 года рождения;

(4) Белита Дадаева* (* Исправлено 26 марта 2009 г.: в первоначальной версии фамилия заявительницы была указана как "Дадьева" (прим. Секретариата).), 1952 года рождения;

(5) Яхита Тайсумова, 1985 года рождения;

(6) Зулай Абдулазимова, 1943 года рождения;

(7) Бирлант Товмерзаева, 1943 года рождения;

(8) Лариса Товмерзаева, 1968 года рождения.

8. Они являются гражданами Российской Федерации и жителями с. Новые Атаги Шалинского района Чечни.

9. Факты настоящего дела связаны с жалобой "Имакаева против Российской Федерации" (Imakayeva v. Russia) (жалоба N 7615/02, ECHR 2006-... (извлечения))* (* Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 2/2008.), поскольку четверо родственников заявителей по настоящему делу содержались под стражей совместно с мужем Марзет Имакаевой, Саид-Магомедом Имакаевым, 2 июня 2002 г. в с. Новые Атаги (см. ниже). Факты настоящего дела, изложенные сторонами, могут быть представлены следующим образом.

1. Содержание под стражей родственников заявителей 2 июня 2002 г.

10. Заявители утверждали, что с. Новые Атаги находилось под полным контролем российских военных с начала 2000 года. На всех дорогах, ведущих в с. и из него, были организованы военные контрольно-пропускные пункты.

11. Заявители указывали, что рано утром 2 июня 2002 г. конвой, состоящий не менее чем из шести бронетранспортеров (БТР) и, по крайней мере, одного военного автомобиля - вездехода УАЗ, провел "зачистку" в с. Новые Атаги. Местные жители обратили внимание на бортовые номера трех БТР: 569, 889 и 1252 и часть номера автомобиля УАЗ-344. Бортовые номера других транспортных средств были скрыты. Во время операции военнослужащие зашли в шесть домов и задержали пятерых мужчин. Заявители представили многочисленные свидетельские показания о событиях 2 июня 2002 г., данные членами семей задержанных и их соседями. Заявителями была представлена нарисованная от руки карта села, указывающая места расположения блок-постов и домов пяти человек, задержанных 2 июня 2002 г.

(a) Задержание Ислама Уцаева

12. Первый и второй заявители являются мужем и женой. Они были жителями г. Грозного, но прожили несколько лет в качестве внутренне перемещенных лиц в с. Новые Атаги по следующему адресу: Нижняя улица, дом 22. Их сын, Ислам Уцаев, 1976 года рождения, проживал с ними в с. Новые Атаги с 1999 года. Ранее он был студентом филологического факультета Грозненского университета, но в октябре 1999 г. получил серьезное ранение во время ракетного обстрела Грозненского центрального рынка. После ранения он перенес несколько операций и был отчислен из университета. Он работал автомобильным механиком и оказывал поддержку своим родителям, которые были безработными. Второй сын заявителей погиб во время военных действий 1994-1996 годов, а третий сын был задержан спецслужбами и подвергся жестокому обращению в 2001 году, после чего его здоровье ухудшилось. Третья заявительница является женой Ислама Уцаева.

13. Утром 2 июня 2002 г. первые два заявителя, Ислам Уцаев и его жена (третья заявительница), еще один их сын Бислан У. и его жена Лиза Х., находились в своем доме по адресу: Нижняя ул., 22. В это время третья заявительница и Лиза Х. были беременными. На улице было еще темно, и семья спала, когда примерно в 5.30 БТР сломал забор и въехал во двор. Примерно 20 хорошо вооруженных военнослужащих в форме вошли в дом и разбудили семью. Четверо военнослужащих были в масках. Заявители охарактеризовали их как "контрактников" в возрасте от 30 до 40 лет. Они имели славянскую внешность и говорили по-русски без акцента. Большая часть военнослужащих оставалась на броне БТР, тогда как остальные окружили дом.

14. Не предъявив документов и не давая объяснений, солдаты вывели членов семьи Уцаевых во двор и уложили на землю. Они окружили Ислама Уцаева и стали его избивать. Второй и третья заявители были также избиты, когда потребовали объяснений, а третья заявительница, беременная жена Ислама Уцаева, утверждает, что в тот же день у нее случился выкидыш. Исламу Уцаеву, которого подняли с постели босиком и в одной легкой футболке, надели на голову капюшон, связали руки за спиной и загнали его в БТР. Первая заявительница попыталась забраться в БТР, чтобы дать сыну обувь, но несколько солдат оттолкнули и ударили ее. Солдаты дали несколько автоматных очередей в воздух, чтобы напугать соседей, которые пытались вмешаться.

15. Свои утверждения первая и второй заявители подтвердили подробными заявлениями на имя фонда "Правовая инициатива по России", поданными в 2003 году и в марте 2007 г. Третья заявительница также подала заявление в 2003 году. В частности, они разъяснили, что третья заявительница была на первом месяце беременности, и после выкидыша они не обращались в какое-либо медицинское учреждение и не подавали каких-либо жалоб по этому вопросу.

16. В своих объяснениях власти Российской Федерации указывали, что в медицинских учреждениях Шалинского района отсутствуют сведения о предполагаемом избиении второго и третьей заявителей или выкидыше третьей заявительницы. Они также утверждали, что в настоящее время место жительства третьей заявительницы неизвестно, и что ее родственники отказываются сообщить какие-либо сведения по этому вопросу.

(b) Задержание Мовсара Тайсумова

17. Четвертая и пятая заявительницы - мать и сестра Мовсара Тайсумова, 1980 года рождения. Они проживают в с. Новые Атаги по адресу: ул. Ленина, 1. Мовсар Тайсумов работал охранником в местной школе и не был женат. Его брат Масуд был убит неизвестными в январе 2002 г., когда с двумя другими мужчинами заготавливал дрова на реке Аргун. В мае 2002 г. его отец, муж четвертной заявительницы, скончался от сердечного приступа.

18. Около 6.00 утром 2 июня 2002 г. четвертая заявительница и ее сын Мовсар Тайсумов находились дома, когда подъехал БТР. Четвертая заявительница творила утренние молитвы, а ее сын Мовсар все еще спал. Пятая заявительница, сестра Мовсара, находилась на работе в больнице. Четверо мужчин в зеленой форме вошли в дом. На них не было масок, и четвертая заявительница указывает, что они имели славянскую внешность и говорили по-русски без акцента.

19. Военные не назвали себя и не разъяснили причины вторжения. Они разбудили Мовсара Тайсумова и приказали ему быстро одеться. Они заявили, что хотят допросить его, забрали его паспорт и вывели его на улицу. Четвертая заявительница последовала за ними и просила их допросить сына дома. Офицер заявил, что если он ни в чем не виноват, то скоро вернется. Солдаты посадили Мовсара Тайсумова в БТР. Четвертая заявительница попыталась залезть на броню, но солдаты обругали ее и ударили прикладом, так что она упала. Несколько соседей попытались подойти поближе и вмешаться, но солдаты, окружившие дом, открыли предупредительную стрельбу в воздух.

20. БТР с Мовсаром Тайсумовым проехал дальше по улице Ленина. Четвертая заявительница и ее соседи отчетливо видели его бортовой номер 569. Четвертая заявительница шла за ним по улице и издалека наблюдала, как он остановился у дома Товмерзаевых, и как в него посадили другого селянина (Масуда Товмерзаева). Четвертая заявительница также заметила на улице несколько других БТР, хотя не запомнила их номера.

(c) Задержание Идриса Абдулазимова

21. Шестая заявительница - мать Идриса Абдулазимова, родившегося в 1984 году. В 1997 году он окончил семь классов школы и впоследствии помогал матери по хозяйству. Они проживали по адресу: ул. Ленина, дом 19, совместно с тремя другими детьми шестой заявительницы.

22. 2 июня 2002 г. шестая заявительница, ее дочь Луиза и три сына, Ахмад, Вахид и Идрис, спали в своем доме. Около 6.00 около их дома остановился БТР, и дом окружила группа из 30 вооруженных военнослужащих, половина из которых носили маски. Согласно описанию заявительницы они были хорошо вооружены, носили новую камуфляжную форму и говорили по-русски без акцента. Приблизительно 10 военнослужащих вошли в дом, крича и ругаясь. Они вытолкнули троих сыновей шестой заявительницы в коридор и спросили их имена. Они приказали Идрису одеться. Старший сын заявительницы просил забрать его вместо 18-летнего брата, но один из солдат заявил: "Ты нам не нужен". Они забрали Идриса Абдулазимова и посадили его в БТР с неизвестным номером. Заявительница пыталась забраться в БТР, но старший сын оттащил ее в сторону.

23. Шестая заявительница спросила находившегося на броне солдата, имевшего азиатскую внешность, куда они направляются, и тот ответил, что в военную комендатуру. БТР проехал дальше и остановился, чтобы принять еще одного человека, которого не оказалось дома. Шестая заявительница следовала за машиной до кладбища на краю с. и потом вернулась домой.

(d) Задержание Масуда Товмерзаева

24. Седьмая и восьмая заявительницы - мать и сестра Масуда Товмерзаева, родившегося в 1974 году. Он не был женат и работал на обувной фабрике и на рынке. Они проживают по адресу: ул. Ленина, дом 62, совместно с другими детьми и внуками седьмой заявительницы.

25. 2 июня 2002 г. седьмая и восьмая заявительницы и Масуд Товмерзаев находились дома. Около 6.00 заявители не спали, поскольку седьмая заявительница собиралась в город и должна была успеть на автобус; восьмая заявительница должна была позаботиться о принадлежавшем семье крупном рогатом скоте. Масуд Товмерзаев все еще находился в постели.

26. Седьмая заявительница открыла ворота, и в этот момент подъехал БТР. Женщина была удивлена и спросила их, не проводят ли они "зачистку", но не получила ответа. Один из солдат на БТР спросил: "Которые ворота?", а другой указал на ворота заявительницы. Тут же во двор вошли 20-25 вооруженных военнослужащих. Заявители и соседи указывали, что они были хорошо вооружены и носили зеленую камуфляжную форму; некоторые из них носили маски. Седьмая заявительница заметила, что несколько человек имели азиатскую внешность.

27. Восьмая заявительница предложила седьмой заявительнице войти в дом и проследить за тем, чтобы солдаты ничего не "подбросили". Солдаты спросили у восьмой заявительницы, где находится ее брат, и вошли в его комнату. Один из них, державший лист бумаги, спросил ее: "Это Масуд?". Когда она ответила утвердительно, они уложили его на пол и надели на него наручники. Один из военнослужащих задал вопрос об оружии, а другие обыскали дом и машину. Они посадили Масуда Товмерзаева в БТР N 569, не разрешив ему одеться или обуться, и увезли. Соседи не смогли подойти, поскольку солдаты стреляли в воздух. Тетку Масуда Товмерзаева, явившуюся на шум и пытавшуюся вмешаться, солдат потянул за волосы и ударил.

(e) Задержание Саид-Магомеда Имакаева

28. 2 июня 2002 г., около 6.20, военнослужащие на БТР N 889 и 1252 и УАЗ N 344 двигались по улице Орджоникидзе, в двух кварталах от дома Товмерзаевых. В доме N 11 по улице Орджоникидзе они задержали Саид-Магомеда Имакаева, мужа Марзет Имакаевой. После остановки у дома Имакаевых БТР и другие военные автомобили покинули Новые Атаги. Некоторые машины направились в сторону г. Грозного, тогда как другие направились в сторону 70-го полка, расквартированного вблизи Шали. Семьи пятерых лиц, задержанных 2 июня 2002 г. в с. Новые Атаги, с тех пор не имели о них известий.

(f) Версия властей Российской Федерации

29. В своих объяснениях власти Российской Федерации не оспаривали большей части фактов, изложенных заявителями. Они считали установленным, что "2 июня 2002 г., около 5.30, неизвестные лица, носившие камуфляжную форму и маски и вооруженные автоматическим оружием, при поддержке бронетехники, прибыли в Новые Атаги и задержали Уцаева И.А., Тайсумова M.M., Абдулазимова И.А., Товмерзаева M.E. и Имакаева С.-M.У. Эти лица были затем увезены неустановленными лицами в неизвестном направлении".

2. Розыск и расследование "исчезновений"

30. Немедленно после задержания членов их семей заявители начали их разыскивать. Розыск первоначально осуществляли матери задержанных совместно с Марзет Имакаевой, заявительницей по жалобе N 7615/02. Они неоднократно лично и в письменной форме обращались к прокурорам различного уровня, в Министерство внутренних дел, к специальному представителю Президента Российской Федерации по обеспечению прав и свобод человека и гражданина на территории Чеченской Республики, к военным комендантам, в Федеральную службу безопасности (ФСБ), в административные органы Чечни, в средства массовой информации и к общественным деятелям. Заявители также лично посещали изоляторы содержания, органы милиции, военные базы и тюрьмы в Чечне и других регионах Северного Кавказа.

31. 2 июня 2002 г., сразу после задержания, четверо матерей вместе с Марзет Имакаевой и Абдулой Д., главой администрации с. Новые Атаги, направились на микроавтобусе семьи Абдулазимовых в районный центр Шали, чтобы выяснить местонахождение своих родственников. В военной комендатуре в Шали заявители безуспешно попытались встретиться с комендантом генералом Н. Сотрудники военной комендатуры сообщили им, что в то утро к ним не поступали никакие задержанные. Аналогичный ответ заявители получили и в отделении милиции.

32. На следующий день, 3 июня 2002 г., заявители вновь посетили Шали. Абдула Д., глава сельской администрации, получил разрешение встретиться с генералом Н., который якобы подтвердил, что эти лица находятся под стражей в военной комендатуре и будут освобождены в течение трех дней.

33. Прождав три дня, заявители вновь посетили комендатуру Шали вместе с главой сельской администрации. Спустя примерно десять дней сотрудники комендатуры отрицали, что задержанные там находились.

34. В августе 2002 г. заявителям удалось встретиться с генералом Н., который отрицал, что его сотрудники участвовали в военной операции в Новых Атагах в указанный день. В этот момент заявители заметили БТР с номером 569 во дворе комендатуры. По их требованию комендант допросил водителя этого транспортного средства о событиях 2 июня 2002 г. Водитель подтвердил, что двое мужчин были задержаны и перевезены на БТР 2 июня 2002 г., но затем переданы другим военнослужащим на блок-посту.

35. Заявители безуспешно пытались встретиться с сотрудниками военной прокуратуры в Шали, чтобы они допросили водителей БТР и других военнослужащих.

36. Не ограничиваясь личными визитами, заявители направляли множество писем прокурорам и в другие органы, в которых они излагали факты задержания их родственников, просили содействовать и сообщать детали расследования. Заявители представили копии более или менее однотипных писем, которые они писали.

37. Заявители практически не получали никакой существенной информации из официальных органов о расследовании исчезновений. В нескольких случаях они получали копии направлений их запросов в различные прокуратуры. Ниже излагается обзор писем заявителей и ответов, полученных из органов власти.

(a) Переписка первой заявительницы

38. 3 июня 2002 г. первая заявительница направила письменное обращение главе Шалинской районной администрации по поводу задержания Ислама Уцаева, в котором просила о содействии в его розыске. Она также упоминала "грубое" обращение с ней самой и другими членами семьи в процессе его задержания.

39. В тот же день или вскоре после этого заявительница направила три одинаковые по содержанию жалобы военному коменданту Шалинского района генералу Н., военному прокурору Шалинского района и начальнику Шалинского временного отдела внутренних дел (далее - ВОВД).

40. 5 июня 2002 г. первая заявительница написала военным прокурорам воинских частей NN 20116 и 20102, расположенных в Шали и Ханкале (г. Грозный), она указала подробности задержания ее сына и просила помощи в его розыске. Также 5 июня 2002 г. первая заявительница написала аналогичное письмо главе сельской администрации Новые Атаги, Абдуле Д.

41. 8 июня 2002 г. первая заявительница написала депутату Государственной Думы, избранному от Чечни, и специальному представителю Президента Российской Федерации по обеспечению прав и свобод человека и гражданина на территории Чеченской Республики.

42. 20 июня 2002 г. первая заявительница подала жалобу в Шалинскую районную прокуратуру (далее - районная прокуратура) с копиями главе администрации Чечни и командующему федеральными силами в Чечне. Она изложила факты задержания ее сына и просила о содействии в его розыске. Она указала, что военнослужащие бросили ее сына на пол и увели его неодетым, ударили ее мужа прикладом автомата по голове и вели себя по отношению к женщинам, находящимся в доме, "грубо и некорректно".

43. 1 июля 2002 г. заявительница получила ответ от депутата Государственной Думы, избранного от Чечни, в котором он сообщал ей, что ее письмо направлено в прокуратуру Чечни и что он попытается установить, удерживается ли ее сын властями.

44. 17 сентября 2002 г. первая заявительница вновь написала военному прокурору воинской части N 20116 и главам администраций с. Новые Атаги и Шалинского района и просила предоставить ей информацию об Исламе Уцаеве.

45. 30 сентября 2002 г. районная прокуратура уведомила заявительницу о том, что расследование похищения ее сына приостановлено. В письме не указывались причины его приостановления, но отмечалось, что она вправе обжаловать это решение районному прокурору или в суд.

Назад Оглавление Вперед


Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства