здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Назад Оглавление Вперед

Справка к документу

Постановление Конституционного Суда РФ от 2 марта 2010 г. N 5-П

"По делу о проверке конституционности положений статьи 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации"

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,

с участием представителя Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - кандидата юридических наук Н.В. Васильева, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации А.Н. Харитонова, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений статьи 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика С.М. Казанцева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации - Е.А. Борисенко, от Министерства финансов Российской Федерации - Н.Б. Петлиной, от Генерального прокурора Российской Федерации - Т.А. Васильевой, от Федеральной службы судебных приставов - И.В. Селионова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. В соответствии со статьей 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации исполнение судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации производится на основании исполнительных документов - исполнительного листа либо судебного приказа с указанием сумм, подлежащих взысканию (пункт 1); к исполнительному документу (за исключением судебного приказа), направляемому для исполнения судом по просьбе взыскателя или самим взыскателем, должна быть приложена, в частности, надлежащим образом заверенная копия судебного акта, на основании которого он выдан (пункт 2); непредставление какого-либо документа, указанного в пункте 2 данной статьи, является основанием для возврата взыскателю документов, поступивших на исполнение (пункт 3).

1.1. Конституционность названных законоположений оспаривает Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, обратившийся в Конституционный Суд Российской Федерации в защиту конституционных прав гражданки Г.М. Демидкиной - вдовы гражданина И.Г. Демидкина, в отношении которого 5 июня 1981 года был вынесен обвинительный приговор, отмененный с направлением уголовного дела на дополнительное расследование постановлением президиума Воронежского областного суда от 12 декабря 1990 года. 8 июля 1991 года И.Г. Демидкин скончался, а 4 сентября 1992 года уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях обвиняемого состава преступления.

Требования Г.М. Демидкиной о возмещении имущественного вреда, причиненного незаконным привлечением ее мужа к уголовной ответственности, постановлением прокурора Воронежской области от 9 октября 1992 года были частично удовлетворены: возмещен утраченный заработок за время отбывания наказания и расходы по оплате юридических услуг. Требование о выплате незаконно изъятых в ходе следствия денежных средств впоследствии также было удовлетворено (постановление заместителя прокурора Воронежской области от 14 апреля 2005 года), а подлежащая выплате денежная сумма пересчитана с учетом уровня инфляции (постановление первого заместителя прокурора Воронежской области от 6 июля 2006 года). Постановление о выдаче исполнительного листа о взыскании данной денежной суммы за счет казны Российской Федерации вынесено Ленинским районным судом города Воронежа 4 августа 2006 года.

22 мая 2007 года документы, направленные Г.М. Демидкиной в Министерство финансов Российской Федерации для исполнения, были возвращены с указанием на необходимость представления судебного акта, на основании которого ей был выдан исполнительный лист. Одновременно Управление Федерального казначейства по Воронежской области обратилось с надзорной жалобой в Воронежский областной суд. Постановлением президиума Воронежского областного суда от 27 июня 2007 года надзорная жалоба была удовлетворена, постановление Ленинского районного суда города Воронежа от 4 августа 2006 года отменено, а производство по заявлению Г.М. Демидкиной о выдаче исполнительного листа прекращено.

Ленинский районный суд города Воронежа, отказывая решением от 24 февраля 2009 года в удовлетворении иска Г.М. Демидкиной к Министерству финансов Российской Федерации, Управлению Федерального казначейства по Воронежской области и прокуратуре Воронежской области о возмещении имущественного ущерба, причиненного незаконным уголовным преследованием, компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя, исходил из того, что Управление Федерального казначейства по Воронежской области и прокуратура Воронежской области являются ненадлежащими ответчиками по данному гражданскому делу, требование же об обязании Министерства финансов Российской Федерации выплатить соответствующие суммы в возмещение ущерба надлежащим образом не заявлялось.

1.2. Неконституционность статьи 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации усматривает в том, что она не позволяет обращать взыскание на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации на основании принятых в рамках досудебного производства процессуальных решений дознавателя, следователя (а в соответствии с ранее действовавшим уголовно-процессуальным законом - и прокурора), которыми признается право гражданина на реабилитацию и определяется размер возмещения вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности.

По мнению заявителя, оспариваемое регулирование фактически исключает для лиц, реабилитированных на стадии досудебного производства по уголовному делу, возможность реализации конституционного права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, поскольку уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности суда рассмотреть требование реабилитированного взыскателя и, соответственно, не предоставляет ему возможность получить отвечающий предписаниям статьи 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации судебный акт, чем нарушаются права, гарантированные статьями 19 (часть 1), 52 и 53 Конституции Российской Федерации.

1.3. В силу статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение по делу о проверке конституционности закона или отдельных его положений в связи с жалобой гражданина только по предмету, указанному в жалобе, в отношении тех оспариваемых заявителем законоположений, которые были применены или подлежат применению в его деле и затрагивают конституционные права и свободы; при этом Конституционный Суд Российской Федерации оценивает как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также с учетом их места в системе правовых актов.

Исходя из этого предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются положения статьи 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации, определяющие общие правила исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, применительно к случаям возмещения государством имущественного вреда, причиненного реабилитированному лицу, уголовное преследование в отношении которого было прекращено на стадии досудебного производства.

2. Конституция Российской Федерации закрепляет право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53), реализация которого гарантируется конституционной обязанностью государства в случае нарушения органами публичной власти и их должностными лицами прав, охраняемых законом, обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52), а также государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1; статья 46).

В силу статей 17 (части 1 и 2) и 18 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту в числе других основных прав и свобод человека признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, является непосредственно действующим, определяет смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, что, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, предполагает не только право на обращение в суд, но и гарантии, позволяющие реализовать его в полном объеме и обеспечивающие эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства (постановления от 14 июля 2005 года N 8-П, от 26 декабря 2005 года N 14-П, от 25 марта 2008 года N 6-П и др.).

Конституционным гарантиям находящегося под судебной защитой права на возмещение вреда, в том числе причиненного необоснованным уголовным преследованием, корреспондируют положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 5 статьи 5, статья 3 Протокола N 7) и Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт "а" пункта 3 статьи 2, пункт 5 статьи 9, пункт 6 статьи 14), утверждающие право каждого, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или судебной ошибки, на компенсацию и обязанность государства обеспечить эффективные средства правовой защиты нарушенных прав.

Из приведенных положений Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов, основанных на принципах правового государства, верховенства права, юридического равенства и справедливости, следует, что государство, обеспечивая лицам, пострадавшим от незаконного и (или) необоснованного привлечения к уголовной ответственности на любой стадии уголовного судопроизводства, эффективное восстановление в правах, обязано гарантировать им возмещение причиненного вреда, в том числе путем компенсации из средств государственного бюджета.

Конкретизируя конституционно-правовой принцип ответственности государства за незаконные действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц, федеральный законодатель устанавливает порядок и условия возмещения вреда, причиненного такими действиями (бездействием). При этом, исходя из необходимости максимально возможного возмещения вреда, он должен принимать во внимание особенности регулируемых общественных отношений (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 1993 года N 1-П) и - с учетом специфики правового статуса лиц, которым причинен вред при уголовном преследовании, - предусматривать наряду с общими гражданско-правовыми правилами компенсации вреда упрощающие процедуру восстановления прав реабилитированных лиц специальные публично-правовые механизмы, обусловленные тем, что гражданин, необоснованно подвергнутый от имени государства уголовному преследованию, нуждается в особых гарантиях защиты своих прав. Тем более что при рассмотрении вопроса о возмещении вреда, причиненного гражданину в результате ошибочного привлечения к уголовной ответственности, действуют закрепленные в статье 49 Конституции Российской Федерации требования презумпции невиновности, исходя из существа которых на гражданина не может быть возложена обязанность доказывания оснований для возмещения данного вреда, непосредственно связанная с доказыванием невиновности в совершении преступления.

Аналогичной позиции придерживается Европейский Суд по правам человека, который в своей практике исходит из того, что пункт 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющий принцип презумпции невиновности, распространяется на судопроизводство по возмещению ущерба, если получение компенсации обусловливается именно незаконностью привлечения к уголовной ответственности или заключения под стражу, что подтверждено вступившим в силу оправдательным решением; данное положение основано на общем правиле, согласно которому после вступившего в силу оправдания даже подозрения, затрагивающие невиновность обвиняемого, являются неприемлемыми (постановления от 21 марта 2000 года по делу "Рушити (Rushiti) против Австрии", от 11 февраля 2003 года по делу "Хаммерн (Hammern) против Норвегии" и от 29 июня 2006 года по делу "Пантелеенко (Panteleyenko) против Украины").

Таким образом, предусматривая специальные механизмы восстановления нарушенных прав для реализации публично-правовой цели - реабилитации каждого, кто незаконно и (или) необоснованно подвергся уголовному преследованию, федеральный законодатель не должен возлагать на гражданина, как более слабую сторону в этом правоотношении, излишние обременения, связанные с произвольными решениями и действиями органов исполнительной власти, а, напротив, обязан создавать процедурные условия для скорейшего определения размера причиненного вреда и его возмещения, во всяком случае не подвергая сомнению принцип исполняемости принятых решений о выплатах компенсации вреда реабилитированным лицам.

3. Статья 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации содержит общие предписания относительно исполнения судебных актов, обеспечивающие, в том числе в соответствии со статьями 1069 и 1070 ГК Российской Федерации, возмещение за счет казны Российской Федерации причиненного гражданину незаконными действиями государственных органов вреда - путем обращения взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

Данные предписания применяются при исполнении судебных решений, принятых как в гражданском, так и в уголовном судопроизводстве, в том числе в тех случаях, когда вред был причинен действиями (или бездействием) государственных органов и их должностных лиц, выразившимися в незаконном привлечении к уголовной ответственности, если впоследствии уголовное преследование было прекращено постановлениями дознавателя, следователя по основаниям, дающим право на реабилитацию. При этом как по буквальному смыслу статьи 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации, так и по смыслу, придаваемому ей судебной практикой, обязанность уполномоченного финансового органа по выплате из соответствующего бюджета средств в возмещение причиненного вреда возникает лишь при условии, что она подтверждена актом, принятым судом, а не органами уголовного преследования.

В указанном требовании находит выражение принцип иммунитета бюджета, закрепленный статьей 239 Бюджетного кодекса Российской Федерации: исходя из правовой природы бюджета, являющегося финансовой основой функционирования государства, средства которого расходуются на государственные и общественные нужды в интересах всех граждан, проживающих на его территории, и из необходимости целевого расходования бюджетных средств, федеральный законодатель вправе и обязан установить такое правовое регулирование, которое препятствует возможности бесконтрольного обращения взыскания на средства бюджета. Тем самым обеспечиваются реальные гарантии сохранности средств государства, которое в этих целях может прибегать к использованию судебной защиты своих прав.

При этом нормативные положения статьи 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации - исходя из ее места в системе действующего правового регулирования - не ограничивают и не могут ограничить право на компенсацию причиненного незаконным уголовным преследованием вреда ни по объему, ни по процедуре его возмещения, поскольку создают условия не только для защиты финансовых интересов общества и государства, но и для судебной защиты права граждан на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Судебный механизм решения имущественного спора, в том числе связанного с возмещением за счет бюджета причиненного гражданину вреда, является наиболее предпочтительным для обеспечения справедливости и соразмерности решения, а также для соответствующего контроля за соблюдением этих общеправовых требований при принятии досудебных актов и потому, как направленный и на обеспечение прав личности, и на учет законных интересов государства как собственника средств, в наибольшей степени согласуется с положениями статей 8 (часть 2), 35 (часть 3) и 46 Конституции Российской Федерации.

Следовательно, постановка вопроса о конституционности статьи 242.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации связана не с неопределенностью ее нормативного содержания и значения в системе правового регулирования (уголовно-процессуального, гражданско-правового, гражданского процессуального), исходя из которых и должно осуществляться правоприменение, с тем чтобы не было утрачено действительное конституционно-правовое содержание данной нормы, а с пониманием в правоприменительной практике ее места в правовом регулировании института возмещения государством имущественного вреда, причиненного реабилитированному лицу, в случае, когда его уголовное преследование было прекращено на стадии досудебного производства.

Назад Оглавление Вперед


Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства