здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Европейский Суд по правам человека

(V Секция)

Дело "Гардель против Франции"

[Gardel v. France]

(Жалоба N 16428/05)

Постановление Суда от 17 декабря 2009 г.

(извлечение)

Обстоятельства дела

Заявитель находился в тюрьме, отбывая пожизненное лишение свободы за изнасилование 15-летних подростков представителем власти. Закон от 9 марта 2004 г. (Закон N 2004-204), направленный на приспособление судебной системы к развитию преступности, ввел автоматизированную национальную судебную базу данных лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности. Положения Уголовно-процессуального кодекса относительно этой базы данных вступили в силу в июне 2005 г. В ноябре 2005 г. заявитель был уведомлен о том, что внесен в базу данных в связи с его осуждением.

Вопросы права

По поводу соблюдения статьи 7 Конвенции. После вступления в силу Закона 2004 года заявитель был внесен в базу данных лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности. Эта мера обязывала заявителя предоставлять информацию о его адресе и сообщать властям о любом его изменении. Внесение заявителя в базу данных было обусловлено его осуждением в октябре 2003 г., поскольку база данных автоматически включала лиц, приговоренных более чем к пяти годам лишения свободы за преступления против половой неприкосновенности. С учетом цели и характера оспариваемой меры Европейский Суд полагает, что основная цель обязанности, возложенной на заявителя, состояла в предупреждении рецидивов. В этой связи тот факт, что полиция и судебные органы были бы осведомлены об адресе осужденных благодаря их включению в базу данных, представлял собой элемент воспрепятствования и, по-видимому, должен был облегчить полицейские расследования. Обязанность, вытекающая из регистрации в базе данных, таким образом, преследовала превентивную и профилактическую цель и не могла рассматриваться как карательная по природе или соответствующая уголовному наказанию. Кроме того, хотя в случае неисполнения этой обязанности заявителю грозили лишение свободы на два года и штраф в размере 30 000 евро, предусматривалось возбуждение нового разбирательства, не связанного с тем, которое окончилось его осуждением в октябре 2003 г., в рамках которого компетентный суд должен был оценить, являлось ли неисполнение незаконным. Наконец, что касается суровости оспариваемой меры, сама по себе она не являлась решающим элементом, и в любом случае обязанность предоставления информации об адресе каждые шесть месяцев и уведомления о его изменении в течение 15 дней, хотя бы установленная на 30-летний срок, не была настолько серьезной, чтобы рассматриваться как наказание. Таким образом, регистрация в базе данных лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности, и вытекающая из нее обязанность должны рассматриваться как превентивная мера, к которой принцип недопустимости придания обратной силы, предусмотренный статьей 7 Конвенции, неприменим.

Решение

Жалоба признана неприемлемой (жалоба не соответствует положениям Конвенции ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).)).

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Оспариваемое вмешательство было предусмотрено законом и преследовало законную цель защиты общественного порядка и предотвращения преступлений. Европейский Суд не может ставить под вопрос превентивные цели базы данных, такой, в которой был зарегистрирован заявитель. Очевидно, что преступления против половой неприкосновенности являлись особенно порицаемыми формами преступной деятельности, имеющими ослабляющее влияние на потерпевших. Дети и другие уязвимые лица имеют право на защиту со стороны государства в форме эффективной защиты от столь серьезных форм вмешательства в существенные аспекты их личной жизни. В то же время борьба с преступностью в Европе развивается и наряду с наказанием придает все большее значение ресоциализации заключенного, особенно в конце длительного срока лишения свободы. Успешная ресоциализация предполагает, в частности, предупреждение рецидива. Заявитель был автоматически включен в базу данных согласно переходным положениям Закона 2004 года вследствие преступления, в совершении которого он был окончательно признан виновным. Он был надлежащим образом уведомлен о регистрации и о его обязанностях. В отношении требования о предоставлении информации о его адресе и любых изменениях последнего под страхом лишения свободы и штрафа Европейский Суд уже установил, что оно не вызывает вопросов с точки зрения статьи 8 Конвенции. Длительность хранения данных составляла от 20 до 30 лет в зависимости от серьезности первоначального преступления. Хотя в настоящем деле эта длительность была значительной, а именно составляла 30 лет, данные подлежали уничтожению после истечения данного срока, исчисляемого с даты утраты силы решения, повлекшего включение в базу данных* (* Изложенная в тексте Постановления статья 706-53-4 местного УПК предусматривает, что "информация... о лице удаляется из базы данных после смерти лица или наступления даты, когда все зарегистрированные решения утрачивают силу, то есть... 30 лет по делу о преступлении_ наказываемого 10 годами лишения свободы". В другом месте использована более определенная формулировка "сохраняющая силу в течение 30 лет с даты отбытия наказания" (прим. переводчика).). Заинтересованное лицо может подать ходатайство прокурору об удалении сведений из базы данных, решение прокурора может быть обжаловано. Эти судебные разбирательства, таким образом, обеспечивают независимый надзор за причинами сохранения данных на основе конкретных критериев и составляют достаточные и адекватные гарантии в отношении личной жизни с учетом серьезности преступлений, являвшихся основанием для первоначальной регистрации. При таких обстоятельствах длительность сохранения данных не является непропорциональной с учетом цели сохранения информации. Что касается порядка использования базы данных и состава публичных органов, имеющих к ней доступ, последний несколько раз расширялся и в настоящее время не ограничен судебными органами и полицией, административные органы также имеют к ней доступ. Пользоваться базой данных могут органы, связанные обязанностью конфиденциальности, при точно определенных обстоятельствах. Кроме того, настоящее дело не требует конкретного вопроса пользования базой данных со стороны административных органов. Таким образом, включение в базу данных лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности, имевшее место в настоящем деле, установило справедливое равновесие между конкурирующими частными и публичными интересами, и государство-ответчик не вышло за пределы допустимого усмотрения в данной сфере.

Постановление

По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

(См. также вынесенные в ту же дату Постановления Европейского Суда по делам "Бушакур против Франции" [Bouchacourt v. France], жалоба N 5335/06; и "M.B. против Франции" [M.B. v. France], жалоба N 22115/06; а также Решение Европейского Суда от 24 ноября 2009 г. по делу "Отен против Франции" [Hautin v. France], жалоба N 6930/06, которые затрагивают аналогичные жалобы).



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства