здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Европейский Суд по правам человека

(II Секция)

Дело "Мусхаджиева и другие против Бельгии"

[Muskhadzhiyeva and Others v. Belgium]

(Жалоба N 41442/07)

Постановление Суда от 19 января 2010 г.

(извлечение)

Обстоятельства дела

Заявители - мать и ее четверо детей. После бегства из г. Грозного (Чечня) заявители прибыли в Бельгию в октябре 2006 г. и временно проживали в специальном приюте в г. Брюсселе. Они ходатайствовали о предоставлении убежища в Бельгии. Польские власти согласились принять за них ответственность в силу дублинской процедуры* (* Постановление Европейского Совета N 343/2003 от 18 февраля 2003 г., устанавливающее критерии и порядок определения государства-участника, которое должно рассматривать ходатайство о предоставлении убежища, поданное в одном из государств-участников гражданином третьей страны.). Бельгийские власти приняли решение об отказе заявителям в разрешении на проживание в Бельгии и о содержании их в конкретном месте с целью передачи польским властям. Заявители были помещены в закрытый транзитный центр N 127-бис. Они подали в суд первой инстанции ходатайство об освобождении, но суд постановил, что их содержание под стражей является законным. Заявители подали жалобу, но апелляционный суд оставил решение без изменения. В январе 2007 г. заявителей доставили на борт самолета, вылетавшего в г. Варшаву. Жалоба в Кассационный суд была признана утратившей смысл, поскольку заявители были уже высланы из страны.

Вопросы права

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции.

a) Что касается детей. Хотя дети не были разлучены с матерью, это само по себе не могло освободить бельгийские власти от их обязанности защиты детей и принятия необходимых мер по исполнению позитивного обязательства с точки зрения статьи 3 Конвенции. В период, относящийся к обстоятельствам дела, дети имели возраст семь месяцев, три с половиной года, пять и семь лет, соответственно. По крайней мере, двое из них были достаточно взрослыми, чтобы сознавать, в каком окружении они находятся. Они содержались больше месяца в закрытом транзитном центре N 127-бис, недостаточно приспособленном для приема детей. Кроме того, независимые врачи установили, что состояние здоровья детей вызывает озабоченность. Врачи провели психологическое обследование заявителей и установили, что дети, в частности, проявляют признаки серьезных психологических и психосоматических расстройств, и что их психическое состояние ухудшается. Европейский Суд принял к сведению Конвенцию ООН от 20 ноября 1989 г. о правах ребенка и, в частности, ее статью 22, которая предлагает государствам-участникам принимать необходимые меры с тем, чтобы обеспечить ребенку, желающему получить статус беженца, как сопровождаемому, так и не сопровождаемому его родителями, надлежащую защиту и гуманитарную помощь. С учетом юного возраста детей, длительности их содержания под стражей и их состояния здоровья, подтвержденного медицинскими справками в период их содержания под стражей, Европейский Суд установил, что условия, в которых дети содержались в транзитном центре N 127-бис, достигли минимального уровня суровости, требуемого для установления нарушения статьи 3 Конвенции.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

b) Что касается первой заявительницы (матери). Мать не была разлучена со своими детьми. Их постоянное присутствие должно было несколько компенсировать страдания и разочарование, которые она должна была ощущать в связи с невозможностью защитить их от условий их содержания, поэтому они не достигли уровня суровости, необходимого для установления бесчеловечного обращения.

Постановление

По делу требования статьи 3 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 5 Конвенции. Европейский Суд сослался на свои рассуждения из Постановления от 12 октября 2006 г. по делу "Мубиланзила Майека и Каники Митунга против Бельгии" [Mubilanzila Mayeka and Kaniki Mitunga v. Belgium] (жалоба N 13178/03, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 90* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights] N 90 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 4/2007.)) и не усмотрел необходимости отхода от заключения относительно четверых детей-заявителей в настоящем деле, хотя они и пребывали совместно с матерью. Что касается матери, она содержалась с целью ее высылки из Бельгии. Подпункт "f" пункта 1 статьи 5 Конвенции не требует, чтобы содержание под стражей лица, в отношении которого осуществляется разбирательство о высылке, рассматривалось как разумно необходимое.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 5 Конвенции в отношении четверых детей-заявителей (принято единогласно). По делу требования статьи 5 Конвенции нарушены не были в отношении матери (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 4 статьи 5 Конвенции. Суд первой инстанции отклонил жалобу заявителей, и это решение было оставлено в силе после рассмотрения жалобы. Кассационный суд признал рассмотрение последующей жалобы заявителей бесцельным, поскольку заявители были уже высланы в Польшу. Таким образом, заявители жаловались на их содержание под стражей в суд, который вынес решение только шесть дней спустя. Во время пребывания в Бельгии они имели возможность обжаловать решение суда первой инстанции. Поскольку жалоба в Кассационный суд имела экстраординарный характер, она в любом случае не могла приостановить процедуру высылки.

Постановление

По делу требования статьи 5 Конвенции нарушены не были в отношении всех заявителей (принято единогласно).

Компенсация

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить четырем заявителям компенсацию морального вреда в размере 17 000 евро.

Вопрос о запрещении унижающего достоинство обращения

По делу обжалуется возложение на заключенного обязанности ношения маски за пределами его камеры. По делу допущено нарушение статьи 3 Конвенции.



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства