здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Назад Оглавление Вперед

Постановление Конституционного Суда РФ от 25 марта 2008 г. N 6-П

"По делу о проверке конституционности части 3 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества "Товарищество застройщиков", открытого акционерного общества "Нижнекамскнефтехим" и открытого акционерного общества "ТНК-ВР Холдинг"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего - судьи М.И. Клеандрова, судей Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,

с участием представителя ЗАО "Товарищество застройщиков" - адвоката А.Л. Орлова, представителя ОАО "ТНК-ВР Холдинг" - адвоката В.В. Кузнецова, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации А.Н. Харитонова, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части 3 статьи 21 АПК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы ЗАО "Товарищество застройщиков", ОАО "Нижнекамскнефтехим" и ОАО "ТНК-ВР Холдинг". Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителями законоположение.

Поскольку все жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю.М. Данилова, объяснения представителей сторон, выступление приглашенного в заседание представителя от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Т.К. Андреевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Статья 21 АПК Российской Федерации в части 1 предусматривает основания, по которым судья арбитражного суда не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу (пункты 1-7), а в части 3 закрепляет положение, согласно которому по основаниям, предусмотренным пунктами 1-4 части 1 данной статьи, отводу подлежит также арбитражный заседатель. Соответственно абзац второй части 4 статьи 19 АПК Российской Федерации обязывает арбитражный суд при рассмотрении заявления о привлечении к рассмотрению дела выбранной кандидатуры арбитражного заседателя проверить, имеются ли установленные пунктами 1-4 части 1 статьи 21 данного Кодекса обстоятельства, при которых данный кандидат не может участвовать в качестве арбитражного заседателя в рассмотрении конкретного дела и наличие которых является основанием отказа в удовлетворении заявления о его привлечении к рассмотрению дела.

Названными положениями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обусловливающими отвод арбитражного заседателя наличием оснований, перечисленных в пунктах 1-4 части 1 его статьи 21, не предполагается возможность отвода арбитражного заседателя по иным указанным в части 1 данной статьи основаниям отвода судьи, а именно: если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности; если он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя; если он делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела (пункты 5-7).

Исходя из этого Арбитражный суд города Москвы при рассмотрении дела по иску Правительства Москвы к ЗАО "Товарищество застройщиков" определением от 1 марта 2007 года отказал в удовлетворении заявления ответчика об отводе выбранной истцом кандидатуры арбитражного заседателя - гражданина Д.Д. Петрушкина, возглавляющего юридический отдел государственного унитарного предприятия города Москвы "Специальное предприятие при Правительстве Москвы". Представитель ЗАО "Товарищество застройщиков" утверждал, что Д.Д. Петрушкин - лицо, зависимое от истца, поскольку Правительство Москвы непосредственно и опосредованно (через директора указанного предприятия, назначенного на должность распоряжением первого заместителя Мэра Москвы) имеет право регулировать отношения, связанные с выплатой ему заработной платы и премий, а также применять меры дисциплинарного взыскания вплоть до увольнения, а потому заинтересован в исходе дела. Арбитражный суд города Москвы, в свою очередь, сослался на то, что в силу части 3 статьи 21 АПК Российской Федерации арбитражный заседатель подлежит отводу лишь по основаниям, предусмотренным в пунктах 1-4 части 1 данной статьи, и, следовательно, по другим указанным в ней основаниям отвод ему заявлен быть не может.

Аналогичные определения были вынесены арбитражными судами Республики Татарстан и Сахалинской области, которые отказали в удовлетворении заявлений ОАО "Нижнекамскнефтехим" и ОАО "ТНК-ВР Холдинг" об отводе арбитражных заседателей, выбранных истцами для участия в рассмотрении соответствующих дел, и не приняли во внимание доводы ответчиков, полагавших, что выбранные кандидаты находятся в зависимости от истцов и что имеются обстоятельства, которые позволяют сомневаться в их беспристрастности.

По мнению ЗАО "Товарищество застройщиков", ОАО "Нижнекамскнефтехим" и ОАО "ТНК-ВР Холдинг", примененная в их делах арбитражными судами часть 3 статьи 21 АПК Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 17, 46, 55 (часть 3), 120 и 123 (часть 3), поскольку, ограничивая перечень оснований, по которым подлежит отводу арбитражный заседатель, по сравнению с перечнем оснований отвода судьи, нарушает конституционное право на судебную защиту и гарантии справедливого и беспристрастного правосудия.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является часть 3 статьи 21 АПК Российской Федерации, предусматривающая возможность отвода арбитражного заседателя по основаниям отвода судьи, указанным в пунктах 1-4 ее части 1, как не допускающая - во взаимосвязи с абзацем вторым части 4 статьи 19 и частью 1 статьи 21 данного Кодекса - отвод арбитражного заседателя по иным указанным в статье 21 основаниям.

2. Согласно Конституции Российской Федерации, ее статье 46 (часть 1), каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека, оно признается и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 17, части 1 и 2), является непосредственно действующим, определяет смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием (статья 18).

Из приведенных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 19 и корреспондирующих им положений международных договоров Российской Федерации, являющихся составной частью ее правовой системы и имеющих приоритет перед внутригосударственными законами (статья 15, часть 4, Конституции Российской Федерации), следует, что право на судебную защиту предполагает наличие таких конкретных правовых гарантий, которые позволяют реализовывать его в полном объеме и обеспечивать эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего общеправовым требованиям справедливости и равенства.

Согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Аналогичные положения закреплены в пункте 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Конкретизируя данные общеправовые требования, Конституция Российской Федерации устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (статья 118, часть 1); судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1); судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3); в случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей (статья 123, часть 4). По смыслу статьи 32 (части 1 и 5) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с названными положениями, в Российской Федерации судебная власть может осуществляться в том числе таким коллегиальным судом, который состоит из профессиональных судей и судей, действующих не на профессиональной основе, т.е. представителей народа.

В ряде решений Европейского Суда по правам человека, в том числе в постановлениях от 26 февраля 1993 года "Падовани (Padovani) против Италии" (пункты 25 и 27), от 28 февраля 1993 года "Фэй (Fey) против Австрии" (пункты 28 и 30) и от 10 июня 1996 года "Пуллар (Pullar) против Соединенного Королевства" (пункт 30), на основе толкования статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод сформулированы общие критерии беспристрастного суда:

во-первых, суд должен быть "субъективно беспристрастным", т.е. ни один из его членов не может открыто проявлять пристрастие и личное предубеждение; при этом личная беспристрастность предполагается, пока не будет доказано иное. Данный критерий отражает личные убеждения судьи по конкретному делу;

во-вторых, суд должен быть "объективно беспристрастным", т.е. необходимы достаточные гарантии, исключающие какие-либо сомнения по этому поводу. Данный критерий, в соответствии с которым решается вопрос, позволяют ли определенные факты, поддающиеся проверке, независимо от поведения судьи усомниться в его беспристрастности, учитывает внешние признаки: при принятии соответствующего решения мнение заинтересованных лиц принимается во внимание, но не играет решающей роли, - решающим является то, могут ли их опасения считаться объективно обоснованными. Всякий судья, в отношении беспристрастности которого имеются легитимные основания для сомнения, должен выйти из состава суда, рассматривающего дело.

Таким образом, по смыслу статьи 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, право на беспристрастный суд, предполагающее отсутствие предубеждения и пристрастности судей, является одним из неотъемлемых свойств права на судебную защиту и необходимым условием справедливого судебного разбирательства. Поэтому федеральный законодатель, обладающий достаточной свободой усмотрения в выборе средств, призванных гарантировать эффективность судебной власти и способность судебной системы реально обеспечить право каждого на справедливое судебное разбирательство посредством компетентного, независимого и беспристрастного суда, вместе с тем при осуществлении на основании статей 71 (пункт "о") и 76 Конституции Российской Федерации соответствующего правового регулирования должен исходить из того, что требование беспристрастности носит принципиальный характер и распространяется равным образом на всех судей - как осуществляющих судебную власть на профессиональной основе, так и входящих в состав суда в качестве заседателей.

3. Конкретизируя предписания Конституции Российской Федерации, Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" устанавливает, что судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей; никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия (часть 1 статьи 1). Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, предусматривая единоличное и коллегиальное рассмотрение дел в арбитражных судах, разрешающих экономические споры и иные подведомственные им дела в соответствии с полномочиями, установленными федеральным конституционным законом (статья 127; статья 128, часть 3, Конституции Российской Федерации; статьи 23-25 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации"), закрепляет в главе 2 "Состав арбитражного суда", что коллегиальное рассмотрение дел в арбитражном суде первой инстанции осуществляется в составе трех судей или судьи и двух арбитражных заседателей (часть 1 статьи 17) и что арбитражные заседатели привлекаются к осуществлению правосудия в арбитражных судах первой инстанции в соответствии с федеральным законом (часть 1 статьи 19).

Определяя статус арбитражных заседателей, Федеральный закон от 30 мая 2001 года N 70-ФЗ "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации" устанавливает в статье 1, что арбитражными заседателями арбитражных судов субъектов Российской Федерации являются граждане Российской Федерации, наделенные в установленном им порядке полномочиями по осуществлению правосудия при рассмотрении арбитражными судами субъектов Российской Федерации в первой инстанции подведомственных им дел, возникающих из гражданских правоотношений (пункт 1); арбитражные заседатели привлекаются к рассмотрению дел по ходатайству стороны, которое может быть заявлено до начала рассмотрения дела по существу и разрешается в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (пункт 2); состав арбитражного суда для рассмотрения конкретного дела с участием арбитражных заседателей формируется в порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе дела, и состоит из одного судьи, который является председательствующим в судебном заседании, и двух арбитражных заседателей (пункт 3); арбитражные заседатели принимают участие в рассмотрении дела и принятии решения наравне с профессиональными судьями; при осуществлении правосудия они пользуются правами и несут обязанности судьи; арбитражные заседатели, участвующие в осуществлении правосудия, независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону (пункт 4). Кроме того, согласно статье 7 данного Федерального закона на арбитражного заседателя и членов его семьи в период осуществления им правосудия также распространяются гарантии неприкосновенности судей и членов их семей, установленные Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством.

В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации арбитражный суд первой инстанции в составе судьи и двух арбитражных заседателей рассматривает экономические споры и иные дела, возникающие из гражданских и иных правоотношений, если какая-либо из сторон заявит ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей (часть 3 статьи 17); при рассмотрении дела арбитражные заседатели пользуются правами и несут обязанности судьи; судья и арбитражные заседатели при рассмотрении дела, разрешении всех вопросов, возникающих при рассмотрении и принятии судебных актов, пользуются равными процессуальными правами (части 5 и 6 статьи 19); вопросы, возникающие при рассмотрении дела судом в коллегиальном составе, разрешаются судьями большинством голосов (часть 1 статьи 20).

Арбитражный заседатель, впервые приступивший к исполнению своих обязанностей, в открытом судебном заседании приносит присягу и клянется быть беспристрастным и справедливым (пункт 3 статьи 2 Федерального закона "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации"), поэтому его деятельность должна основываться на основополагающих принципах правосудия, обеспечивающих справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом. Все судьи, входящие в состав арбитражного суда - будь то профессиональные судьи или арбитражные заседатели, осуществляющие правосудие не на профессиональной основе, при рассмотрении конкретного дела обязаны действовать непредвзято, без предубеждения и пристрастия. Эта обязанность корреспондирует вытекающему из статей 46 и 118 Конституции Российской Федерации праву каждого на рассмотрение его дела законно сформированным составом суда, способным действовать без предубеждений и вызывать доверие тяжущихся.

Таким образом, в силу приведенных положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации" входящие в состав арбитражного суда профессиональные судьи и судьи, действующие не на профессиональной основе - арбитражные заседатели, при разрешении конкретного дела, в том числе при принятии судебного акта, обладают равным статусом и одинаковыми правомочиями, что, в свою очередь, предполагает необходимость установления в отношении тех и других одинаковых требований, обеспечивающих их беспристрастность при рассмотрении дела.

Назад Оглавление Вперед


Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства