здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Назад Оглавление Вперед

Постановление Конституционного Суда РФ от 27 мая 2008 г. N 8-П

"По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки М.А. Асламазян"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего - судьи Л.М. Жарковой, судей Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,

с участием представителя гражданки М.А. Асламазян - адвоката В.В. Паршуткина, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положения части первой статьи 188 УК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки М.А. Асламазян. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявительницей законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.В. Мельникова, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации - судьи Верховного Суда Российской Федерации Н.Л. Хлебникова, от Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации - А.В. Тимофеева, от Федеральной таможенной службы - А.А. Наумова и Л.Г. Подгорной, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Согласно части первой статьи 188 "Контрабанда" УК Российской Федерации контрабандой признается перемещение в крупном размере через таможенную границу Российской Федерации товаров или иных предметов, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием.

На основании названной нормы 31 января 2007 года дознавателем отдела дознания Шереметьевской таможни в отношении заявительницы по настоящему делу - гражданки М.А. Асламазян было возбуждено уголовное дело по факту перемещения ею через таможенную границу при въезде 21 января 2007 года в Российскую Федерацию незадекларированной валюты в сумме 9550 евро и 5130 рублей, равной в эквиваленте 328 685 рублям по официальному курсу, установленному на этот день Центральным банком Российской Федерации. Жалобы адвоката, поданные в интересах М.А. Асламазян в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и Головинский районный суд города Москвы, о необоснованности возбуждения уголовного дела и об отмене соответствующего постановления оставлены без удовлетворения.

Из правоприменительных решений по делу следует, что при установлении такого признака деяния, предусмотренного частью первой статьи 188 УК Российской Федерации, как крупный размер, определяемый в соответствии с примечанием к статье 169 данного Кодекса как сумма, превышающая 250 000 рублей, из всей суммы ввезенной М.А. Асламазян наличной валюты не вычиталась та ее часть, которая законодательством о валютном регулировании и валютном контроле разрешена к ввозу без подачи письменной таможенной декларации.

По мнению заявительницы, часть первая статьи 188 УК Российской Федерации нарушает закрепленные в статьях 17 (часть 1) и 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантии конституционных прав граждан, в том числе равенство всех перед законом и судом, а также противоречит провозглашенному в Конвенции о защите прав человека и основных свобод принципу правовой определенности, поскольку лишает гражданина возможности в разумных пределах предвидеть негативные последствия своего поведения, наступающие при нарушении порядка перемещения через таможенную границу Российской Федерации такого специфического предмета, как иностранная валюта и (или) валюта Российской Федерации.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является нормативное положение части первой статьи 188 УК Российской Федерации, как позволяющее - во взаимосвязи с примечанием к статье 169 данного Кодекса - при привлечении к уголовной ответственности за контрабанду, совершаемую путем перемещения через таможенную границу Российской Федерации недекларированной или недостоверно декларированной иностранной валюты и (или) валюты Российской Федерации в крупном, т.е. превышающем в эквиваленте 250 000 рублей, размере, признавать его таковым исходя из всей перемещаемой суммы, включая и ту ее часть, которая законом разрешена для ввоза в Российскую Федерацию без декларирования таможенному органу.

2. Согласно статье 71 Конституции Российской Федерации регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина (пункт "в"), а также уголовное законодательство (пункт "о") находятся в ведении Российской Федерации. Реализуя свои полномочия в этой сфере, федеральный законодатель самостоятельно определяет содержание положений уголовного закона, в том числе устанавливает преступность общественно опасных деяний, их наказуемость и иные уголовно-правовые последствия совершения лицом преступления. При этом он связан требованиями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающими возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, что предполагает - в силу принципа верховенства права - недопущение использования средств уголовного закона для несоразмерного, избыточного ограничения прав и свобод при применении мер уголовной ответственности.

Конституционными требованиями справедливости и соразмерности предопределяется также дифференциация публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года N 11-П). Соответственно, меры, устанавливаемые в уголовном законе в целях защиты конституционно значимых ценностей, должны определяться исходя из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого они применяются) тому вреду, который причинен в результате преступного деяния, с тем чтобы обеспечивались соразмерность мер уголовного наказания совершенному преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств.

Именно поэтому Уголовным кодексом Российской Федерации предусматривается, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (статья 6); при этом не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного данным Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (часть вторая статьи 14).

3. Осуществляя в целях защиты экономической основы государственного суверенитета и национальных интересов в сфере оборота финансовых средств, обеспечения устойчивости рубля, проведения единой финансовой, кредитной и денежной политики (статьи 4, 71 (пункт "ж"), 75 (часть 2) и 114 (пункт "б" части 1) Конституции Российской Федерации) финансовое, валютное и таможенное регулирование, федеральный законодатель устанавливает специальный порядок и условия ввоза в Российскую Федерацию наличной иностранной валюты и (или) валюты Российской Федерации.

Так, согласно статье 12 Таможенного кодекса Российской Федерации все лица на равных основаниях имеют право на перемещение товаров (в том числе валюты и валютных ценностей) и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации в порядке, установленном данным Кодексом, за исключением случаев, предусмотренных данным Кодексом, а также инными федеральными законами и международными договорами Российской Федерации; порядок перемещения через таможенную границу валюты Российской Федерации, внутренних ценных бумаг и валютных ценностей регулируется валютным законодательством Российской Федерации.

Статьей 15 Федерального закона от 10 декабря 2003 года N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" (в редакции Федерального закона от 18 июля 2005 года N 90-ФЗ) предусматривается, что ввоз в Российскую Федерацию иностранной валюты и (или) валюты Российской Федерации осуществляется резидентами и нерезидентами без ограничений при соблюдении требований таможенного законодательства Российской Федерации; при единовременном ввозе в Российскую Федерацию физическими лицами - резидентами наличной иностранной валюты и (или) валюты Российской Федерации в сумме, превышающей в эквиваленте 10 000 долларов США, ввозимая наличная иностранная валюта и (или) валюта Российской Федерации подлежат декларированию таможенному органу путем подачи письменной таможенной декларации на всю сумму ввозимой наличной иностранной валюты и (или) валюты Российской Федерации (часть 1); в этом случае перерасчет иностранной валюты и (или) валюты Российской Федерации в доллары США осуществляется по официальному курсу, устанавливаемому Центральным банком Российской Федерации на день декларирования таможенному органу (часть 5).

Данный порядок перемещения валюты через таможенную границу Российской Федерации согласуется с международными стандартами, разработанными с участием Российской Федерации. В частности, согласно IX специальной рекомендации Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) государства должны принимать необходимые меры с целью фиксирования трансграничных перемещений наличной валюты и иных платежных документов, включая их декларирование. Совет Безопасности ООН в Резолюции 1617 (2005) от 29 июля 2005 года настоятельно призвал все государства - члены ООН соблюдать эту и другие рекомендации ФАТФ.

4. Федеральный законодатель, осуществляя правовое регулирование на основании статей 71 (пункт "о"), 72 (пункт "к" части 1) и 75 Конституции Российской Федерации, установил как административную, так и уголовную ответственность за нарушение порядка трансграничного перемещения валюты и определил соответствующие составы правонарушений и санкции за их совершение.

Согласно статье 16.4 КоАП Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 22 июня 2007 года N 116-ФЗ) недекларирование либо недостоверное декларирование физическими лицами иностранной валюты или валюты Российской Федерации, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации и подлежащих обязательному письменному декларированию, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей. При этом, поскольку единовременный ввоз физическими лицами иностранной валюты и валюты Российской Федерации законом не ограничивается и взимание каких-либо таможенных сборов и платежей не предусматривается, обязанность декларирования возникает только при ее перемещении через таможенную границу Российской Федерации в сумме, превышающей в эквиваленте 10 000 долларов США.

Следовательно, сам факт ввоза валюты не рассматривается в действующем законодательстве как посягательство на охраняемые законом интересы Российской Федерации в сфере экономики, т.е. как деяние, представляющее общественную опасность, равно как не считается представляющим общественную опасность и имеющим противоправный характер единовременный недекларируемый ввоз в Российскую Федерацию физическими лицами - резидентами наличной валюты в сумме, не превышающей в эквиваленте 10 000 долларов США. Противоправным, а именно посягающим на установленный порядок перемещения валюты через таможенную границу Российской Федерации и потому влекущим применение мер государственного принуждения, признается недекларируемый ее ввоз лишь в сумме сверх разрешенной законом. При этом уголовная ответственность в отличие от административной ответственности установлена для случаев ввоза в Российскую Федерацию продекларированной или недостоверно продекларированной валюты в крупном размере (статья 188 УК Российской Федерации), т.е. повышенную общественную опасность, обусловливающую введение уголовной ответственности, представляет только неконтролируемое перемещение валюты в размере, существенно превышающем законодательно установленный эквивалент суммы, разрешенной к недекларируемому ввозу.

Поскольку правовым регулированием ответственности за нарушение порядка ввоза валюты в Российскую Федерацию затрагивается конституционное право собственности, включающее право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им (статья 35 Конституции Российской Федерации), то при установлении этой ответственности федеральный законодатель должен руководствоваться такими общими принципами права, как равенство и справедливость, и следовать требованиям соответствия вводимых ограничений конституционно значимым целям, а также соразмерности мер государственного принуждения характеру совершенного деяния, его общественной опасности (статьи 19 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации).

Данный вывод корреспондирует предписаниям Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которым каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности и никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права; государство вправе обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов (абзацы первый и второй статьи 1 Протокола N 1 "Защита собственности").

Назад Оглавление Вперед


Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства