здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Назад Оглавление Вперед

Справка к документу

Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2010 г. N 10-П

"По делу о проверке конституционности части первой статьи 320, части второй статьи 327 и статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданки Е.В. Алейниковой и общества с ограниченной ответственностью "Три К" и запросами Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда города Читы"

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего - судьи М.И. Клеандрова, судей Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, А.Н. Кокотова, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева,

с участием представителя гражданки Е.В. Алейниковой - адвоката Д.А. Богатова, судьи Центрального районного суда города Читы А.В. Макарцева, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации А.Н. Харитонова, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части первой статьи 320, части второй статьи 327 и статьи 328 ГПК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы гражданки Е.В. Алейниковой и ООО "Три К", а также запросы Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда города Читы. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Л.М. Жарковой, объяснения сторон и их представителей, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации - В.В. Карпова, от Генерального прокурора Российской Федерации - Т.А. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. В своих обращениях в Конституционный Суд Российской Федерации заявители по настоящему делу - гражданка Е.В. Алейникова, ООО "Три К", Норильский городской суд Красноярского края и Центральный районный суд города Читы оспаривают конституционность следующих положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации:

части первой статьи 43 о привлечении к участию в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, их процессуальных правах и обязанностях;

части первой статьи 320, предусматривающей, что решения мировых судей могут быть обжалованы в апелляционном порядке сторонами и другими лицами, участвующими в деле, в соответствующий районный суд через мирового судью;

части второй статьи 327, определяющей, что рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции;

статьи 328, предусматривающей в числе полномочий суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалобы, представления оставление решения мирового судьи без изменения, жалобы, представления - без удовлетворения; изменение решения мирового судьи или отмену его и принятие нового решения; отмену решения мирового судьи полностью или в части и прекращение судебного производства либо оставление заявления без рассмотрения.

1.1. Решением мирового судьи от 3 октября 2007 года по иску о расторжении брака и разделе имущества в собственность истицы было передано имущество, которое, по мнению не привлеченной к рассмотрению дела гражданки Е.В. Алейниковой - матери ответчика, принадлежало ей. Поданные Е.В. Алейниковой 4 февраля 2009 года заявление о восстановлении срока для подачи апелляционной жалобы, апелляционная жалоба и ходатайство о привлечении ее к участию в деле в качестве третьего лица были возвращены мировым судьей со ссылкой на то, что в силу статьи 320 ГПК Российской Федерации она не является лицом, участвующим в деле.

Решением мирового судьи от 12 декабря 2007 года был удовлетворен иск гражданина Б. к гражданину К. о признании права собственности на земельный участок. В принятии апелляционной жалобы не привлеченного к участию в рассмотрении дела ООО "Три К", полагавшего, что ему принадлежит право постоянного (бессрочного) пользования данным земельным участком, было отказано на основании статьи 320 ГПК Российской Федерации определением мирового судьи от 28 июля 2008 года, оставленным без изменения вышестоящими судебными инстанциями.

Гражданка Е.В. Алейникова и ООО "Три К" утверждают, что часть первая статьи 320 ГПК Российской Федерации не соответствует статьям 19, 46, 47 и 123 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой не позволяет обжаловать в апелляционном порядке судебное постановление лицам, не привлеченным к участию в деле, вопрос о правах и об обязанностях которых разрешен в этом судебном постановлении.

1.2. Заочным решением мирового судьи удовлетворен иск гражданки Ш. к гражданину С. о взыскании стоимости неотделимых улучшений, осуществленных в результате проведенного в квартире ремонта.

Центральный районный суд города Читы при рассмотрении апелляционной жалобы ответчика установил, что он не был извещен о времени и месте судебного заседания, а следовательно, вынесенное в его отсутствие решение мирового судьи подлежит безусловной отмене; при этом в силу статьи 328 ГПК Российской Федерации именно суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по правилам производства в суде первой инстанции, должен принять новое решение.

Придя к выводу о том, что статья 328 ГПК Российской Федерации - в той мере, в какой она не позволяет суду апелляционной инстанции, отменившему решение мирового судьи в связи с установлением такого существенного нарушения норм процессуального права, как рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания, направить дело на новое рассмотрение мировому судье в качестве суда первой инстанции, - нарушает право такого лица на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, гарантированное статьей 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации, Центральный районный суд города Читы, приостановив апелляционное производство по делу, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данной статьи.

1.3. Решением мирового судьи частично удовлетворен иск гражданина Р. к гражданину К. о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. Рассматривая апелляционную жалобу ответчика, Норильский городской суд Красноярского края пришел к выводу о необходимости привлечь в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, водителя автобуса, вопрос о правах и об обязанностях которого был разрешен мировым судьей, допросившим его в качестве свидетеля без привлечения к участию в деле, что, однако, не может быть осуществлено по инициативе суда апелляционной инстанции в силу статьи 43 ГПК Российской Федерации во взаимосвязи с частью второй его статьи 327 и статьей 328.

Норильский городской суд Красноярского края просит признать не соответствующими статьям 46 (часть 1) и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации подлежащие применению в данном деле положения части второй статьи 327 и статьи 328 ГПК Российской Федерации в той мере, в какой они не предоставляют суду апелляционной инстанции, установившему такое существенное нарушение мировым судьей норм процессуального права, как разрешение вопроса о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, возможность, отменив решение мирового судьи, направить ему дело на новое рассмотрение в качестве суда первой инстанции.

Кроме того, Норильский городской суд Красноярского края оспаривает конституционность части первой статьи 43 ГПК Российской Федерации, определяющей процессуальные права и обязанности третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, которая, по его мнению, не предоставляя суду апелляционной инстанции правомочие привлекать к участию в деле в этом качестве лиц, вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен мировым судьей без привлечения их к участию в данном деле, во взаимосвязи с частью второй статьи 327 данного Кодекса не позволяет обеспечить таким лицам в апелляционном процессе предусмотренные ею права и гарантии и тем самым должным образом реализовать свое право на законный суд, гарантированное статьей 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Между тем статья 43 ГПК Российской Федерации, как следует из ее содержания, предусматривает возможность вступления в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, только до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу (часть первая), а также право таких лиц на рассмотрение дела с самого начала (часть вторая). Данная статья, таким образом, не будучи предназначенной для деятельности судов проверочных инстанций, не предполагает возможность ее применения в суде апелляционной инстанции. Указание же в части второй статьи 327 ГПК Российской Федерации на необходимость рассмотрения дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции не означает автоматического распространения всех этих правил на производство в суде апелляционной инстанции. Так, согласно части второй статьи 322 ГПК Российской Федерации в апелляционной жалобе не могут содержаться требования, не заявленные мировому судье.

Следовательно, проверка по запросу суда, обратившегося в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке конкретного нормоконтроля, конституционности части первой статьи 43 ГПК Российской Федерации применительно к реализации в апелляционном производстве права на судебную защиту лиц, не привлеченных к участию в деле, - с учетом ее содержания и места в системе норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (глава 4 "Лица, участвующие в деле") - в данном случае фактически означала бы проверку ее положений в порядке абстрактного нормоконтроля, что в силу статьи 125 (часть 2) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее предписаний Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" недопустимо, а потому статья 43 ГПК Российской Федерации не может быть предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу.

1.4. Поскольку жалобы гражданки Е.В. Алейниковой и ООО "Три К", а также запросы Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда города Читы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.

В соответствии со статьями 74, 96, 97, 101 и 102 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод и по запросам судов проверяет конституционность закона или отдельных его положений лишь в той части, в какой они были применены или подлежат применению в конкретном деле, и принимает постановление по предмету, указанному в обращении, оценивая при этом как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также с учетом их места в системе правовых норм.

Исходя из этого предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные положения части первой статьи 320, части второй статьи 327 и статьи 328 ГПК Российской Федерации, устанавливающие механизм реализации права апелляционного обжалования решений мировых судей и полномочия суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалоб в отношении лиц, не привлеченных к участию в деле, вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен судом первой инстанции, и лиц, решение в отношении которых вынесено мировым судьей без их извещения о времени и месте судебного заседания.

2. В силу статьи 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (части 1 и 2) и 19 (часть 1) право на судебную защиту, будучи основным и неотчуждаемым правом человека, признается и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации и реализуется на основе принципа равенства всех перед законом и судом.

Конституционное право на судебную защиту, как следует из названных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с другими ее положениями, закрепляющими право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47 часть 1), и принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3), - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты путем восстановления нарушенных прав и свобод, которая должна быть обеспечена государством. Иное не согласуется с универсальным во всех видах судопроизводства требованием эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего критериям справедливости, умаляет и ограничивает право на судебную защиту, в рамках осуществления которого возможно обжалование в суд решений и действий (бездействия) любых государственных органов, включая судебные (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года N 4-П, от 3 февраля 1998 года N 5-П, от 28 мая 1999 года N 9-П, от 11 мая 2005 года N 5-П и др.).

Принципы беспрепятственного доступа к правосудию и законного суда признаны международным сообществом в качестве фундаментальных. Согласно статье 10 Всеобщей декларации прав человека каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом. Развивая эти положения, Международный пакт о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14) и Конвенция о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6) устанавливают, что каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым, беспристрастным и компетентным судом, созданным на основании закона, при соблюдении принципа равенства всех перед судом.

Природой указанных прав, гарантированных Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми актами, которые в силу ее статьи 15 (часть 4) являются составной частью правовой системы Российской Федерации, предопределяется необходимость их законодательного регулирования, при осуществлении которого федеральный законодатель располагает определенной свободой усмотрения, что, однако, не освобождает его от обязанности соблюдать вытекающее из Конституции Российской Федерации требование разумной соразмерности между используемыми средствами и поставленной целью.

На недопущение в правовом регулировании нарушений конституционных гарантий права на судебную защиту ориентируют федерального законодателя правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, определяющие пределы возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина. Так, в Постановлении от 30 октября 2003 года N 15-П Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права, т.е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм; при допустимости ограничения права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры.

Кроме того, устанавливая систему судебных инстанций, последовательность и процедуры обжалования, основания для отмены или изменения судебных постановлений вышестоящими судами, полномочия судов вышестоящих инстанций, федеральный законодатель во всяком случае должен учитывать значимость той или иной категории дел, а также роль и место соответствующего суда в судебной системе Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2008 года N 1-П).

В целях обеспечения определенности в вопросе о подсудности дел и о полномочиях того или иного суда рассматривать конкретные дела, с тем чтобы не допустить произвольного истолкования соответствующих норм и, следовательно, произвольного их применения в судебной практике, законом должны быть закреплены критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело, что позволило бы суду (судье), сторонам и другим участникам процесса избежать неопределенности в этом вопросе, которую в противном случае приходилось бы устранять посредством правоприменительного решения и тем самым устанавливать подсудность дела не на основании закона (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 1998 года N 9-П и от 6 апреля 2006 года N 3-П).

Назад Оглавление Вперед


Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства