здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 июля 2010 г. N 116-П10

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Петроченкова А.Я.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Свиридова Ю.А., Хомчика В.В.,

при секретаре Шандре Л.Н. -

рассмотрел представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

14 января 2000 г. старшим следователем по ОВД Следственной части Следственного Управления при УВД Приморского края были задержаны в порядке ст. 122 УПК РСФСР Попов С.Ю., ..., и Воробьев В.Г., ...

17 января 2000 г. старшим следователем по ОВД СЧ СУ при УВД Приморского края с санкции заместителя прокурора Приморского края Попову и Воробьеву была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В дальнейшем избранная Попову и Воробьеву мера пресечения неоднократно продлевалась.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Попова С.Ю. и Воробьева В.Г. ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хлебникова Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, мотивы представления, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гриня В.Я., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

уголовное дело возбуждено 28 октября 1999 г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ (по факту обнаружения взрывчатого вещества ...).

14 января 2000 г. Попов и Воробьев были задержаны в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

17 января 2000 г. старшим следователем по ОВД СЧ СУ при УВД Приморского края с санкции заместителя прокурора Приморского края Попову и Bopoбьеву была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

24 января 2000 г. Попову и Воробьеву предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 306 УК РФ.

14 марта 2000 г. прокурором г. Владивостока продлен срок содержания под стражей Попова и Воробьева до 2 месяцев 27 дней, то есть до 10 апреля 2000 года.

6 апреля 2000 г. прокурором Приморского края продлен срок содержания под стражей Попова и Воробьева до 3 месяцев 26 дней, то есть до 10 мая 2000 года.

5 мая 2000 г. прокурором Приморского края продлен срок содержания пот стражей Попова и Воробьева до 5 месяцев 26 дней, то есть до 10 июля 2000 года.

10 июля 2000 г. заместителем прокурора г. Владивостока утверждено обвинительное заключение.

Постановлением заместителя председателя Приморского краевого суда от 13 июля 2000 г. уголовное дело передано по подсудности для рассмотрения по существу во Фрунзенский районный суд г. Владивостока.

8 августа 2000 г. судьей Фрунзенского районного суда г. Владивостока вынесено постановление о назначении судебного заседания по делу на 21-25 августа 2000 года. Мера пресечения Попову и Воробьеву оставлена прежняя - заключение под стражей.

11 октября 2000 г. в подготовительной части судебного заседания Попов и Воробьев подали письменное ходатайство об изменении меры пресечения до вынесения окончательного решения по делу. Какого-либо решения по данному ходатайству судом не принято.

В тот же день судом была назначена повторная дактилоскопическая экспертиза, в связи с чем производство по делу приостановлено.

В последующем Попов и Воробьев неоднократно обращались с аналогичными ходатайствами. В частности, 29 октября 2000 г., 12 ноября 2000 г., 18 декабря 2000 г. такие ходатайства заявлял Попов, а 30 октября 2000 г., 12 декабря 2000 г., 18 декабря 2000 г., 3 января 2001 г., 16 января 2001 г., 23 января 2001 г., 20 февраля 2001 г. - Воробьев.

12 января 2001 г. судьей Фрунзенского районного суда г. Владивостока направлено письмо Воробьеву по месту его содержания под стражей, в котором было указано, что "Оснований для изменения меры пресечения с содержания под стражей на любую другую на сегодняшний день суд не усматривает".

20 февраля 2001 г. суд приступил к рассмотрению дела по существу.

2 марта 2001 г. Фрунзенским районным судом г. Владивостока вынесен приговор, по которому Попов и Воробьев были осуждены по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 306 УК РФ, каждый к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. При этом Попов и Воробьев освобождены из-под стражи в зале суда.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 24 апреля 2001 г. приговор изменен, наказание на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ Попову и Воробьеву назначено каждому в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор в отношении Попова и Воробьева оставлен без изменения.

Ленинским районным судом г. Владивостока 6 сентября 2002 г. отменено условное осуждение Воробьева и снята с него судимость по приговору от 2 марта 2001 года.

Президиумом Приморского краевого суда 8 апреля 2005 г. приговор от 2 марта 2001 г. отменен, в том числе в отношении Попова и Воробьева, дело направлено в тот же суд на новое судебное рассмотрение.

6 июня 2005 г. судьей Фрунзенского районного суда г. Владивостока по итогам предварительного слушания назначено судебное заседание по делу на 11-15 июля 2005 года.

По приговору Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 20 сентября 2006 г. Попов и Воробьев осуждены каждый по ч. 1 ст. 306 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" от 26 мая 2000 г. освобождены от наказания.

По этому же приговору оправданы Попов по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 222 УК РФ, Воробьев - по ч. 2 ст. 222 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 27 ноября 2006 г. приговор в отношении Попова и Воробьева оставлен без изменения.

В своей жалобе, адресованной в Европейский Суд по правам человека, Попов и Воробьев ссылались на бесчеловечные, унижающие достоинство условия содержания под стражей и отсутствие при этом медицинской помощи, на чрезмерную длительность их содержания под стражей, отказ в судебной проверке законности заключения их под стражу.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека установлены нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенных, в том числе, при рассмотрении уголовного дела в отношении Попова и Воробьева в суде Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление подлежащим удовлетворению.

Европейский Суд по правам человека по результатам рассмотрения дела по жалобе Попова и Воробьева в своем постановлении от 23 апреля 2009 г. констатировал, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания заявителей под стражей в следственном изоляторе ..., а также нарушение пункта 3 и пункта 4 статьи 5 Конвенции.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является в соответствии с п/п "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ основанием для возобновления производства по этому делу ввиду новых обстоятельств.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с решением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу названных норм закона в их взаимосвязи Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся судебных решений.

Европейский Суд по правам человека в своем постановлении "Попов и Воробьев против России" от 23 апреля 2009 г. указал, что "... на протяжении более 30 месяцев заявители были вынуждены жить, спать ... в таких стесненных условиях, что нехватка личного пространства сама по себе могла стать причиной расстройств или огорчений такой силы, которая превышала неизбежный уровень страданий, присущих заключению под стражу. Отсюда следует, что условия содержания заявителей под стражей были равнозначны бесчеловечному и унижающему достоинство обращению".

Поэтому имело место нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с условиями содержания заявителей в следственном изоляторе ...

После задержания 14 января 2000 г. заявители непрерывно находились под стражей вплоть до своего освобождения 2 марта 2001 года. В первый день заседания суда по делу, а именно 11 октября 2000 г., заявители подали ходатайства об освобождении из-под стражи.

Однако ни эти, ни последующие ходатайства об освобождении судом не рассматривались, хотя заявители "... дали суду понять ... свою ситуацию и предоставили суду возможность изучить вопрос о том, соответствует ли их содержание под стражей ... их праву на судебное разбирательство в разумный срок или на освобождение до суда".

Продолжительность содержания заявителей под стражей составила 13 месяцев 17 дней (с 14 января 2000 г. по 2 марта 2001 г.). Первоначальное заключение заявителей под стражу было вызвано разумным подозрением в том, что они причастны к совершению преступления.

В дополнение к тяжести предъявленного обвинения суд ссылался на то, что заявители могут скрыться от правосудия или воспрепятствовать правосудию, оказав воздействие на свидетелей. Однако такие факторы "... не дают судам неограниченной власти при продлении этой меры пресечения. Тот факт, что лицо обвиняется в преступном сговоре, не достаточен, сам по себе, для оправдания длительного срока предварительного заключения; должны также приниматься во внимание личные обстоятельства и поведение обвиняемого".

8 августа 2000 г. суд использовал общую шаблонную формулу для продления срока содержания под стражей обоим заявителям, без описания их личной ситуации в подробностях и без приведения новых оснований для их дальнейшего заключения. При этом в определении суда не был указан конкретный срок содержания заявителей под стражей, а также не обсуждался вопрос о возможности "... обеспечения явки заявителей в суд с использованием более мягкой меры пресечения".

Не сумев обратиться к конкретным обстоятельствам или рассмотреть альтернативные "меры пресечения", а ссылаясь, главным образом, на тяжесть обвинения, компетентные органы продлевали срок содержания под стражей на основаниях, которые "... не могут рассматриваться как "достаточные" для оправдания продления заключения".

В связи с этим, Европейский Суд по правам человека заключил, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, Европейский Суд по правам человека отметил, что в период с 29 октября 2000 г. по 20 февраля 2001 г. заявителями были поданы жалобы и ходатайства об освобождении до суда. Однако лишь на одну из этих жалоб, поданную вторым заявителем 3 января 2001 г., был получен ответ из Фрунзенского районного суда г. Владивостока. При этом ответ не содержал сведений о том, состоялось ли рассмотрение жалобы, а лишь констатировал без указания причин или обращения к каким-либо доводам заявителя, что оснований для изменения ему меры пресечения не имеется.

Остальные жалобы и ходатайства заявителей, поданные в указанный период, остались без ответа. Следовательно, им было отказано в праве на судебное решение в отношении правомерности их предварительного заключения под стражу, т.е. имело место нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, поскольку Европейским Судом по правам человека установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, судебное решение по вопросу о мере пресечения в отношении Попова и Воробьева подлежит отмене.

Что касается установленных Европейским Судом по правам человека нарушений статьи 3 и пункта 4 статьи 5 Конвенции, то они не влекут пересмотра каких-либо судебных решений по делу, т.к. не повлияли на их законность и обоснованность.

На основании изложенного, а также руководствуясь ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Возобновить производство по данному уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

2. Постановление Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 8 августа 2000 г. в части решения вопроса о мере пресечения в отношении Попова О.Ю. и Воробьева В.Г. отменить.

Председательствующий

А.Я. Петроченков



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства