здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 9 июля 2010 г. N 5-В10-49

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Гуляевой Г.А. и Корчашкиной Т.Е.,

рассмотрела в судебном заседании 9 июля 2010 года гражданское дело по иску Рябова С.Н. к Евразийскому банку развития о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, по надзорной жалобе Рябова С.Н. на определение Таганского районного суда г. Москвы от 26 ноября 2009 года, оставленное без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2009 года, которым производство по делу прекращено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителей Рябова С.Н. - адвоката Канаш Е.П. и Майданчука Р.В., поддержавших доводы надзорной жалобы, возражения представителя Евразийского банка развития - адвоката Драгунова Д.И., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Рябов С.Н. обратился в суд с иском к Евразийскому банку развития о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда.

В ходе судебного заседания до рассмотрения дела по существу Евразийский банк развития уведомил суд о наличии у него иммунитета от судебного преследования на территории РФ и отсутствии у него намерения отказаться от этого иммунитета в отношении данного дела, в связи с чем заявил ходатайство о прекращении производства по делу.

Определением Таганского районного суда г. Москвы от 26 ноября 2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2009 года, производство по делу прекращено.

В надзорной жалобе Рябова С.Н. содержится просьба об отмене состоявшихся судебных постановлений со ссылкой на то, что судами было допущено существенное нарушение в применении и толковании норм материального и процессуального права.

По результатам изучения доводов надзорной жалобы Рябова С.Н. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 года надзорная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив законность обжалуемых судебных постановлений, а также материалы дела, обсудив обоснованность доводов надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что надзорная жалоба подлежит удовлетворению, а принятые судебные постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судом были допущены такого характера существенные нарушения, выразившиеся в следующем.

В соответствии со ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Согласно п. 3 ст. 401 ГПК РФ аккредитованные в Российской Федерации дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах Российской Федерации или федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации.

Суд первой инстанции, руководствуясь приведенными нормами, прекратил производство по делу, ссылаясь на то, что Евразийский банк развития не может быть привлечен к участию в настоящем деле в качестве ответчика, поскольку обладает на территории Российской Федерации иммунитетом "от любого судебного преследования" и "от любой формы судебного вмешательства".

Суд кассационной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции.

Между тем, Судебная коллегия не может согласиться с приведенными выводами судебных инстанций, поскольку они сделаны с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела.

Судом установлено, что Евразийский банк развития является международной организацией, созданной и действующей на основании Соглашения об учреждении Евразийского банка развития от 12 января 2006 года. Устав Евразийского банка развития является неотъемлемой частью Соглашения.

Учитывая, что Евразийский банк развития признается международной организацией, ссылка судебных инстанций при рассмотрении дела на часть 3 статьи 401 ГПК РФ, касающуюся дипломатических представительств, ошибочна.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В силу части 2 статьи 401 ГПК РФ международные организации подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами Российской Федерации, федеральными законами.

Статья 3 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Евразийским банком развития об условиях пребывания Евразийского банка развития на территории Российской Федерации предусматривает, что банк, филиалы и представительства, их имущество, архивы, где и в чьем распоряжении они бы не находились, обладают иммунитетом от любой формы судебного вмешательства, за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ст. 31 Устава, и случаев, когда Банк сам определенно отказывается от иммунитета.

Согласно п. 1 ст. 31 Устава Евразийского банка развития банк обладает иммунитетом от любого судебного преследования, за исключением случаев, не являющихся следствием осуществления его полномочий или не связанных с осуществлением этих полномочий. Иски против банка могут быть возбуждены только в компетентных судах на территории государства, в котором банк расположен, либо имеет филиал, дочерний банк или представительство, либо назначил агента с целью принятия судебной повестки или извещения о процессе, либо выпустил ценные бумаги или гарантировал их.

Таким образом, иммунитет банка распространяется на случаи, являющиеся следствием осуществления его полномочия или связанные с осуществлением этих полномочий.

Под осуществлением полномочий предполагается осуществление Банком своих основных функций, закрепленных в Соглашении и Уставе.

Функции банка обусловлены его целями, которые изложены в статье 1 Соглашения об учреждении Евразийского банка развития и в статье 1 Устава Банка.

В соответствии с названными нормами Банк призван способствовать становлению и развитию рыночной экономики государств - участников соглашения, их экономическому росту и расширению торгово-экономических связей между ними путём осуществления инвестиционной деятельности.

В силу статьи 2 Устава Банка функции (полномочия) банка заключаются в следующем: осуществление инвестиций; консультирование участников банка по вопросам экономического развития, использования ресурсов, расширения торгово-экономических связей; проведение информационно-аналитической работы в области государственных и международных финансов; взаимодействие с международными организациями, государствами, национальными учреждениями и хозяйствующими субъектами государств-участников банка; осуществление иной деятельности, которая не противоречит целям банка, определённым Соглашением, двусторонними соглашениями, заключёнными банком с участниками банка, их центральными (национальными) банками и иными уполномоченными органами, а также международной банковской практике.

Исходя из изложенного следует, что иммунитет Банка является ограниченным (функциональным) и распространяется только на деятельность Евразийского банка развития по выполнению функций и достижению целей, предусмотренных Соглашением и Уставом Банка.

Трудовые отношения между Рябовым С.Н. и Евразийским банком развития не являются следствием осуществления Банком своих основных функций, поскольку само по себе трудоустройство производится именно в целях осуществления Банком своей деятельности, в связи с чем не охватываются иммунитетом.

Следовательно, вывод суда о наличии у Евразийского банка развития абсолютного иммунитета от любого судебного преследования и от любой формы судебного вмешательства сделан с существенным нарушением закона и основан на неправильном применении и толковании норм материального права.

Что касается довода, содержащегося в возражении на надзорную жалобу, относительно того, что трудовой спор между истцом и ответчиком не подлежит рассмотрению в судах Российской Федерации, поскольку на основании трудового договора спор должен рассматриваться в соответствии с внутренними нормативными документами Банка, несостоятелен. В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом. При этом внутренние нормативные акты Банка не содержат доступного для истца какого-либо способа для эффективной защиты своих трудовых прав.

Ссылка в возражении на правовую позицию, изложенную в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу "Беер и Реган против Германии" от 18 февраля 1999 года, согласно которой наличие у работодателя иммунитета не может рассматриваться как нарушение "права на суд", предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, ошибочна. Европейский Суд по правам человека в указанном постановлении пришел к такому выводу только по тому основанию, что альтернативные средства правовой защиты, имевшиеся в распоряжении заявителей, не были использованы.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия признает состоявшиеся по делу судебные постановления незаконными, принятыми с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав истца. В связи с этим определение Таганского районного суда г. Москвы от 26 ноября 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2009 года подлежат отмене с направлением дела на рассмотрение по существу в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение Таганского районного суда г. Москвы от 26 ноября 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2009 года отменить. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий

Б.А. Горохов

Судья

Г.А. Гуляева

Т.Е. Корчашкина



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства