здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Назад Оглавление Вперед

Справка к документу

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 июля 2010 г. N 191-П10

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Петроченкова А.Я.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Свиридова Ю.А., Хомчика В.В., -

при секретаре Шандре Л.Н.

рассмотрел представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Полонский А.В., ... заключен под стражу на основании постановления судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 29 апреля 2003 г.;

Сорокин Н.Н., .... заключен под стражу на основании постановления судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 16 сентября 2003 г.;

Ананьин О.К., ...

судимый 9 февраля 1998 г. по ст. 114, ч. 3 ст. 206 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 7 июля 2000 г. условно-досрочно на 4 месяца 3 дня, заключен под стражу на основании постановления судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 29 апреля 2003 г.;

Шкилев Ю.Н., ...

21 апреля 2003 г. по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ; заключен под стражу на основании постановления судьи Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 23 апреля 2003 года.

В дальнейшем срок содержания под стражей Полонского, Сорокина, Ананьина и Шкилева неоднократно продлевался.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Полонского А.В., Сорокина Н.Н., Ананьина O.K. и Шкилева Ю.Н. ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хлебникова Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, мотивы представления, выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гриня В.Я., осужденных Полонского А.В. и Шкилева Ю.Н., а также их защитников - адвокатов Чаленко А.А. и Чиглинцевой Л.А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

уголовное дело было возбуждено 8 августа 2001 г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ (по факту безвестного исчезновения Н.)

В ходе предварительного расследования данное уголовное дело было соединено с другими уголовными делами, в частности, с уголовным делом, которое было возбуждено 2 сентября 2002 г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ (по факту покушения на убийство К.) ..., с уголовным делом, которое было возбуждено 15 апреля 2003 г. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ (по факту убийства П.)

Полонский и Ананьин были заключены под стражу на основании постановлений судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 29 апреля 2003 г., Сорокин был заключен под стражу на основании постановления судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 16 сентября 2003 г., Шкилев был заключен под стражу на основании постановления судьи Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 23 апреля 2003 года.

В последующем судьей Центрального районного суда г. Волгограда срок содержания под стражей Полонского, Сорокина, Ананьина и Шкилева неоднократно продлевался, а именно:

23 июня 2003 г., 4 сентября 2003 г. и 4 декабря 2003 г. был продлен срок содержания Полонского под стражей, соответственно, до 10 сентября 2003 г., до 10 декабря 2003 г. и до 10 апреля 2004 г. включительно;

13 ноября 2003 г. и 24 декабря 2003 г. был продлен срок содержания Сорокина под стражей, соответственно, до 10 января 2004 г. и до 10 апреля 2004 г. включительно;

19 июня 2003 г., 8 сентября 2003 г. и 5 декабря 2003 г. был продлен срок содержания Ананьина под стражей, соответственно, до 10 сентября 2003 г., до 10 декабря 2003 г. и до 10 апреля 2004 г. включительно;

19 июня 2003 г., 8 сентября 2003 г. и 4 декабря 2003 г. был продлен срок содержания Шкилева под стражей, соответственно, до 10 сентября 2003 г., до 10 декабря 2003 г. и до 10 апреля 2004 г. включительно.

9 апреля 2004 г. заместителем прокурора Волгоградской области было утверждено обвинительное заключение, в тот же день уголовное дело направлено в Волгоградский областной суд.

20 апреля 2004 г. судьей Волгоградского областного суда на 27 апреля 2004 г. назначено предварительное слушание по делу, мера пресечения, в том числе Полонскому, Сорокину, Ананьину и Шкилеву, оставлена без изменения.

27 апреля 2004 г. по итогам предварительного слушания судьей назначено судебное заседание на 24 мая 2004 г., мера пресечения обвиняемым оставлена без изменения.

В ходе судебного разбирательства по делу судья Волгоградского областного суда продлевал срок содержания Полонского, Сорокина, Ананьина и Шкилева под стражей каждые 3 месяца, в том числе 13 октября 2004 г., 12 января 2005 г., 7 апреля 2005 г., 29 июня 2005 г., 4 октября 2005 г., 22 декабря 2005 г., 10 апреля 2006 г., 5 июля 2006 г., 2 октября 2006 г., 27 декабря 2006 г., 10 апреля 2007 г., 9 июля 2007 г., 11 октября 2007 г., 9 января 2008 г., 8 апреля 2008 г., 7 июля 2008 г., 10 октября 2008 г., 12 января 2009 г., 10 апреля 2009 года.

Кассационными определениями Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2004 г., от 1 марта 2005 г., от 31 августа 2005 г., от 26 сентября 2006 г., от 27 сентября 2007 г., от 10 сентября 2008 г. указанные постановления от 13 октября 2004 г., от 12 января 2005 г., от 29 июня 2005 г., от 5 июля 2006 г., от 9 июля 2007 г., от 7 июля 2008 г. в отношении Полонского были оставлены без изменения.

Аналогичные решения были приняты Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 4 апреля 2006 г. и 28 марта 2007 г. по кассационным жалобам Сорокина на постановления судьи Волгоградского областного суда от 22 декабря 2005 г., от 27 декабря 2006 года.

Ананьин в период с 20 сентября 2002 г. по 20 мая 2004 г. одновременно отбывал наказание по приговору Городищенского районного суда Волгоградской области от 9 февраля 2004 г., по которому был осужден по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы.

Полонский и Сорокин в период с 28 января 2003 г. по 28 января 2006 г. и с 31 января 2003 г. по 31 июля 2006 г., соответственно, отбывали наказание по приговору Дзержинского районного суда г. Волгограда от 6 апреля 2004 г., по которому были осуждены: Полонский по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 326, ч. 1 ст. 327 УК РФ, к 3 годам лишения свободы, Сорокин по совокупности преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 327 УК РФ, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

По этому делу Полонский был задержан в соответствии со ст.ст. 91, 92 УПК РФ 28 января 2003 г., заключен под стражу на основании постановления судьи Ворошиловского районного суда г. Волгограда от 30 января 2003 г.; Сорокин задержан в соответствии со ст.ст. 91, 92 УПК РФ 31 января 2003 г., заключен под стражу на основании постановления судьи Ворошиловского районного суда г. Волгограда от 2 февраля 2003 года.

По приговору Волгоградского областного суда от 26 июня 2009 г. Полонский осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, п.п. "а, в" ч. 3 ст. 162, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 126, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163, п. "а" ч. 3 ст. 161, ч. 3 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, к 20 годам лишения свободы, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 21 году лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Сорокин осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, п. "а" ч. 3 ст. 162, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 126, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163, п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ, к 17 годам лишения свободы, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Ананьин осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, п.п. "а, в" ч. 3 ст. 162, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 163, п. "а" ч. 3 ст. 126, п. "а" ч. 3 ст. 161, ч. 3 ст. 30, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 175 УК РФ, к 21 году лишения свободы со штрафом в размере 5000 рублей, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ - к 21 году 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 5000 рублей, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Шкилев осужден по п. "а" ч. 3 ст. 126 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 марта 2010 г. приговор в отношении Полонского, Ананьина, Сорокина оставлен без изменения.

Полонский в жалобе, адресованной в Европейский Суд по правам человека, ссылался, в том числе, на отсутствие эффективных средств защиты против жестокого обращения с ним сотрудников милиции, на отсутствие "значимых и достаточных" оснований для содержания его под стражей; на то, что производство по уголовному делу продолжалось слишком долго (более 5 лет) и превышало разумный срок.

Сорокин в жалобе, адресованной в Европейский Суд по правам человека, ссылался на то, что срок его предварительного заключения был чрезмерно длительным и не было достаточных оснований для вынесения решений о содержании его под стражей.

Ананьин в жалобе, адресованной в Европейский Суд по правам человека, ссылался, в частности, на то, что условия содержания его под стражей в следственном изоляторе ... были бесчеловечными, постановления суда о продлении меры пресечения не были достаточно обоснованы, ему отказано в ознакомлении с материалами, поданными прокурором в подтверждение ходатайств о продлении срока содержания под стражей.

Шкилев в жалобе, адресованной в Европейский Суд по правам человека, ссылался, в частности, на отсутствие оснований для неоднократного продления срока его содержания под стражей.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в связи с установлением Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенных, в том числе, при рассмотрении уголовного дела в отношении Полонского, Сорокина, Ананьина и Шкилева в суде Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление подлежащим удовлетворению.

Европейский Суд по правам человека, рассмотрев дела по жалобам Полонского, Сорокина, Ананьина и Шкилева, в своих постановлениях от 19 марта 2009 г. и от 30 июля 2009 г. констатировал, что при рассмотрении уголовного дела в отношении Полонского имело место нарушение статьи 3, пункта 3 статьи 5, пункта 1 статьи 6 Конвенции, в отношении Сорокина - нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции, в отношении Ананьина - нарушение статьи 3, пункта 3 и пункта 4 статьи 5 Конвенции, в отношении Шкилева - нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является в соответствии с подпунктом "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ основанием для возобновления производства по этому делу ввиду новых обстоятельств.

Согласно ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с решением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу названных норм закона в их взаимосвязи Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся судебных решений.

Европейский Суд по правам человека в постановлении по делу "Полонский против Российской Федерации" от 19 марта 2009 г., признал, что государственными органами не было проведено эффективное расследование по жалобе заявителя на предполагаемое жестокое обращение со стороны сотрудников милиции после его задержания 28 января 2003 г., а также заключил, что обращение, которому подвергся заявитель, было достаточно серьезным для того, чтобы признать его пыткой. Поэтому имело место нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, как указано в постановлении Европейского Суда по правам человека, Полонский был заключен под стражу 29 апреля 2003 г. по обвинению в членстве в вооруженной преступной группировке, в ограблении, нанесении тяжких телесных повреждений и убийстве. В течение определенной части этого периода, с 6 апреля 2004 г. по 28 января 2006 г. он одновременно отбывал наказание по другому уголовному делу.

Принимая во внимание, что заявитель подозревался в причастности к организованной преступной группе, Европейский Суд по правам человека счел, что компетентные органы могли обоснованно полагать, что опасение возможного давления на присяжных заседателей и свидетелей существовало изначально. Однако это основание не могло оправдать более чем 5 летний срок предварительного заключения заявителя.

В период с 6 апреля 2004 г. по 28 января 2006 г., когда заявитель отбывал наказание по приговору по другому делу, национальные суды в постановлениях о продлении срока содержания под стражей продолжали ссылаться на угрозу того, что он может скрыться от правосудия, продолжить заниматься преступной деятельностью или оказать давление на свидетелей или присяжных заседателей. Не принимая во внимание, насколько реальной была такая угроза. Изданные в этот период постановления явно свидетельствовали о формальном отношении национальных судов к содержанию заявителя под стражей. Данные распоряжения продлевались автоматически без учета конкретных значимых фактов и меняющихся обстоятельств.

Все решения о продлении срока содержания заявителя под стражей имели шаблонную и упрощенную формулировку. В них не содержалось детального описания ситуации заявителя.

Национальные суды также проигнорировали рассмотрение вопроса о том, превышало или нет длительное содержание заявителя под стражей требование о "разумности срока".

Не сумев обратиться к конкретным обстоятельствам и опираясь, в основном, на тяжесть предъявленного обвинения, национальные судебные органы продляли срок содержания заявителя под стражей на основаниях, хотя и "уместных", но не "достаточных" для оправдания его длительности свыше 5 лет. Следовательно, имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Европейский Суд по правам человека также отметил, что уголовное дело в отношении заявителя было сложным, 38 слушаний было отложено по ходатайству защиты. Следовательно, вина государственных органов в данной задержке отсутствует.

В то же время ответственность за "определенные задержки" лежит на государственных органах. В частности, в задержке более 5 месяцев в период с 12 апреля 2004 г., когда уголовное дело было передано на рассмотрение суда, по 29 сентября 2004 г., когда было начато судебное разбирательство. В этот период было назначено лишь 5 слушаний и все они были отложены в связи с неспособностью суда первой инстанции назначить присяжных, состав которых удовлетворял бы обе стороны.

В последующем 6 слушаний были перенесены по материально-техническим причинам либо ввиду участия судьи в другом деле, либо его болезнью или отпуском, 22 слушания были перенесены в связи с неявкой присяжных заседателей, еще 4 слушания было отложено по просьбе обвинения. Все это в общей сложности вызвало задержку в 1 год.

Значительная задержка, по мнению Европейского Суда по правам человека, была вызвана поведением свидетелей, которые, как минимум, 12 раз не явились в судебное заседание. Однако в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о том, что суд первой инстанции прибег к предусмотренным российским законодательством мерам для наказания не явившихся свидетелей, а также для того, чтобы добиться их явки в суд с целью обеспечить проведение слушаний по делу в течение разумного срока.

При таких обстоятельствах Европейский Суд по правам человека признал, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В постановлении по делу "Сорокин против Российской Федерации" от 30 июля 2009 г. Европейский Суд по правам человека указал, что заявитель был заключен под стражу 16 сентября 2003 г. по обвинению в вооруженной преступной группе, разбое, вымогательстве, похищении людей и убийстве. В период с 6 апреля 2004 г. по 31 июля 2006 г. он параллельно отбывал наказание по другому уголовному делу.

Помимо наличия разумного подозрения в отношении заявителя судебные органы ссылались на риск укрытия от правосудия, повторного совершения преступления, опасность давления на свидетелей или присяжных. Основным фактором при оценке этих обстоятельств была тяжесть обвинений. Однако эти факторы не могут оправдать весь 5 летний период содержания под стражей, тем более, что в период с 6 апреля 2004 г. по 31 июля 2006 г. заявитель отбывал наказание по другому уголовному делу.

Решения о продлении срока содержания под стражей, вынесенные в период с 6 апреля 2004 г. по 31 июля 2006 г., свидетельствуют, как отмечается в постановлении Европейского Суда по правам человека, о невнимательном отношении национальных судов к содержанию заявителя под стражей, срок которого "... продевался автоматически без указания конкретных существенных фактов или обстоятельств".

Все постановления о продлении срока содержания заявителя под стражей были сформулированы стандартно и в общей форме, без обсуждения личной ситуации заявителя, что очень явно выражено в постановлениях суда от 20 и 27 апреля 2004 г., в которых не указано ни одной причины длительного содержания заявителя под стражей.

После передачи дела в суд в апреле 2004 г. суд первой инстанции вынес коллективные постановления о продлении срока содержания под стражей, используя при этом одинаковую стандартную формулировку. Вопрос же о том, не превысила ли длительность содержания заявителя под стражей "разумный срок", не рассматривался.

Не приняв во внимание конкретную ситуацию заявителя, ссылаясь в основном на тяжесть обвинений, власти продлили срок содержания заявителя под стражей на основаниях, которые хотя и являются "существенными", не могут быть названы "достаточными" для оправдания длительности срока, превысившего 5 лет. Сложность дела, количество или поведение обвиняемых не могут оправдать срока их содержания под стражей более 5 лет в ожидании окончания расследования дела и суда. Таким образом, имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В постановлении по делу "Ананьин против России" от 30 июля 2009 г. Европейский Суд по правам человека указал, что значительную часть заключения, которая длилась более 6 лет, заявитель "... провел на 2 кв. м личного пространства, а в камере N 30 иногда оно составляло менее 1 кв. м. Заявитель был закрыт в камере днем и ночью, кроме часа ежедневной прогулки. Тот факт, что ему пришлось жить, спать и пользоваться туалетом в одной камере с таким количеством заключенных, сам по себе является достаточным для того, чтобы причинить страдания или переживания в степени, превышающей неизбежный уровень страданий, присущий ограничению свободы, и вызвать у заявителя чувство страха, страдания и унижения, которые могли оскорбить и унизить его". Следовательно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заявитель был заключен под стражу 29 апреля 2003 г. по обвинению в участии в вооруженной преступной группе, грабеже, вымогательстве, похищении людей, причинении тяжких телесных повреждений и убийстве. В период с 9 февраля по 20 мая 2004 г. он одновременно отбывал наказание по другому уголовному делу.

Тяжесть обвинений была основным фактором полагать, что заявитель может скрыться, повторно совершить преступление или воспрепятствовать осуществлению правосудия. Другим основанием для содержания заявителя под стражей было его предположительное участие в организованной преступной группировке. Однако данные факторы не дают властям неограниченных полномочий продлять меру пресечения.

Все решения о продлении срока содержания заявителя под стражей имели аналогичный текст и форму заключений. Вопрос о том, не превысила ли длительность содержания заявителя под стражей "разумный срок", не рассматривался. Нежелание уделить должное внимание обсуждению личной ситуации заявителя проявилось особо явным образом в решениях суда от 20 и 24 апреля 2004 г., в которых указано лишь то, что "Обвиняемые должны оставаться под стражей". После передачи дела в суд в апреле 2004 г. суд первой инстанции, используя аналогичную формулировку, вынес коллективные постановления о продлении срока содержания под стражей.

Не рассмотрев конкретные факты и сославшись, в основном, на тяжесть предъявленного обвинения, власти Российской Федерации продлили срок содержания заявителя под стражей на основаниях, которые хотя и являются "существенными", не могут считаться "достаточными" для обоснования его продолжительности, составляющей более 6 лет. Сложность дела, количество и поведение обвиняемых не может оправдать столь длительное содержание под стражей во время следствия и суда. Поэтому имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кассационная жалоба заявителя на постановление о продлении срока содержания под стражей от 14 апреля 2005 г. была рассмотрена Верховным Судом Российской Федерации 8 июня 2005 г., то есть через 55 дней. Данный период не может считаться соответствующим требованию о "быстроте". Кроме того, при рассмотрении кассационной жалобы 8 июня 2005 г. не обеспечено равенство сторон, поскольку заявитель не был доставлен в судебное заседание, а его адвокат о слушании не был извещен.

Следовательно, "... заявитель пребывал в неведении относительно решения по его кассационной жалобе в течение многих месяцев и был лишен эффективного контроля касательно законности его содержания под стражей". Таким образом, имело место нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В постановлении по делу "Шкилев против Российской Федерации" от 19 марта 2009 г. Европейский Суд по правам человека указал, что заявитель содержался под стражей с 21 апреля 2003 г., подлежащий рассмотрению срок длился более 5 лет 10 месяцев.

Все решения о продлении предварительного содержания заявителя под стражей имели шаблонную формулировку и носили обобщенный характер. В них не приводилось подробного описания личности заявителя или индивидуальных обстоятельств.

После передачи дела в суд в апреле 2004 г. суд первой инстанции издал коллективные распоряжения о содержании под стражей, используя одни и те же шаблонные формулировки. Вопрос о длительности содержания заявителя под стражей не рассматривался.

Не обратившись к конкретным фактам и полагаясь, главным образом, на тяжесть обвинений, суды продлевали содержание заявителя под стражей на основаниях, которые хотя и носят "существенный" характер, однако не могут считаться "достаточными" для оправдания длительности заключения, превышающего 5 лет.

Следовательно, имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, поскольку Европейским Судом по правам человека установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, судебные решения о продлении срока содержания под стражей Полонского, Сорокина, Ананьина и Шкилева подлежат отмене.

Что касается установленных Европейским Судом по правам человека нарушений статьи 3, пункта 4 статьи 5, пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, то они не влекут пересмотра каких-либо судебных решений по делу, т.к. не повлияли на их законность и обоснованность.

На основании изложенного, а также руководствуясь ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

Назад Оглавление Вперед


Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства