здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Назад Оглавление Вперед

I. Обстоятельства дела

А. Уголовное дело в отношении заявителя

6. 16 декабря 1999 г., около 11.00 утра, заявитель был задержан по подозрению в совершении разбойного нападения. Протокол о его задержании был составлен через шесть часов. Заявитель получил копию протокола только в апреле 2000 г.

7. Следователь разъяснил заявителю его права подозреваемого. Заявитель подписал соответствующие документы о том, что он отказывался от правовой помощи, и решил ответить на вопросы следователя. В тот же день были проведены очные ставки заявителя с потерпевшим, другим подозреваемым по этому делу и свидетелем.

8. 17 декабря 1999 г. прокурор в отсутствие заявителя вынес постановление о заключении заявителя под стражу.

9. В декабре 1999 г. и январе 2000 г. следователь назначил три экспертизы. Заявитель утверждает, что узнал о них только в апреле 2000 г.

10. 24 ноября 2000 г. Зюзинский районный суд г. Москвы признал заявителя виновным в совершении разбойного нападения и приговорил его к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 23 мая 2001 г. Московский городской суд оставил приговор без изменения, но в части определения вида исправительного учреждения дело было направлено на новое судебное рассмотрение. 3 июля 2001 г. Зюзинский межмуниципальный районный суд г. Москвы определил заявителю наказание в виде девяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В. Условия содержания заявителя под стражей

11. С 19 декабря 1999 г. по ноябрь 2001 г. заявитель содержался в следственных изоляторах ИЗ-77/2 и ИЗ-77/3 г. Москвы.

1. Следственный изолятор ИЗ-77/2

(а) Количество заключенных в камере

12. Согласно справкам исполняющего обязанности начальника следственного изолятора от 19 октября 2005 г., представленным властями Российской Федерации, заявитель содержался в трех камерах. С 19 по 22 декабря 1999 г. он содержался в камере N 148 площадью 57,4 кв. метра. С 22 декабря 1999 г. по 10 марта 2000 г. он содержался в камере N 85 площадью 12,7 кв. метра. Власти Российской Федерации сообщили, что представить сведения о количестве лиц в камерах N 85 и 148 не оказалось возможным в связи с уничтожением соответствующих документов. С 10 марта по 28 ноября 2000 г. заявитель содержался в камере N 101 площадью 55,2 кв. метра. С 22 сентября по 28 ноября 2000 г. в этой камере содержалось примерно 58 заключенных. Власти Российской Федерации, ссылаясь на справки от 19 октября 2005 г., также утверждали, что заявитель был постоянно обеспечен индивидуальным спальным местом и постельными принадлежностями. Однако следственный изолятор не смог представить соответствующие подписи заявителя, поскольку они находились [в материалах, содержащихся] в другом следственном изоляторе г. Москвы.

13. Заявитель не оспаривал размер площади камер. Тем не менее он утверждал, что содержался в камере N 85 с еще пятью заключенными. В камере было пять кроватей. С камере N 101 содержались 70-80 заключенных. Из-за недостатка кроватей заключенным приходилось спать по очереди.

(b) Санитарные условия, оборудование и температурный режим

14. Власти Российской Федерации, ссылаясь на информацию из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, утверждали, что все камеры дезинфицировались "на регулярной основе". Раз в неделю заключенным предоставлялась возможность принять душ. Заявителю были предоставлены постельные принадлежности. Камеры проветривались естественным образом, через оконные проемы. Кроме того, в каждой камере была вентиляционная вытяжка. Власти Российской Федерации также утверждали, что температура воздуха в камерах была "нормальной". На зимний период в окна вставляли дополнительные застекленные рамы. Камеры были оборудованы лампами, светившими круглосуточно.

15. Заявитель не согласился с доводами властей и утверждал, что санитарные условия были неудовлетворительными. Камеры были заражены клопами и вшами, а администрация не предоставляла средств для борьбы с ними. Окна не были застеклены и были закрыты плотными жалюзи, которые препятствовали естественному освещению и доступу свежего воздуха. Зимой в камерах было очень холодно, а летом - жарко, душно и очень влажно. Ежедневно заключенных выводили на прогулку продолжительностью в один час. По прибытии в учреждение заявителю было предоставлено постельное белье, которое было грязным и плохо пахло. Постельное белье изъяли, когда заявителя перевели в конце декабря 1999 г. в медицинскую часть. По возвращении ему вообще не предоставили постельное белье. Туалетные принадлежности не выдавались.

2. Следственный изолятор ИЗ-77/3

16. Заявитель сообщает, что с ноября 2000 г. по ноябрь 2001 г. он содержался в следственном изоляторе ИЗ-77/3 г. Москвы. Его содержали в шести разных камерах, которые были чрезмерно переполнены. Во всех случаях количество заключенных было больше, чем количество спальных мест. Общие условия содержания под стражей были сопоставимы с условиями в следственном изоляторе ИЗ-77/2, за исключением одного аспекта. Летом заключенных выводили на часовую прогулку ночью, поскольку было очень жарко и у многих заключенных случались сердечные приступы.

17. Власти Российской Федерации не прокомментировали эту жалобу.

С. Состояние здоровья заявителя и медицинская помощь

18. Согласно справке начальника исправительного учреждения N 1 Республики Мордовия* (* Речь идет об исправительном учреждении ЖХ-385/1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Мордовия (прим. переводчика).), в январе 2000 г. заявителю был поставлен диагноз "вирусный гепатит В", а на следующий день его поместили в медицинскую часть учреждения. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель проходил лечение до марта 2000 г. и был переведен обратно в камеру после полного выздоровления. Власти Российской Федерации представили подробное описание проведенного заявителю лечения, включая перечень лекарств, их дозировку и частоту приема. Помимо этого они также представили копию медицинской карты и медицинских справок заявителя. Власти Российской Федерации также отметили, что заявитель никогда не жаловался в администрацию учреждения или в иные органы власти на недостаточность или плохое качество медицинской помощи.

19. Заявитель утверждал, что в конце декабря 1999 г. его перевели в медицинскую часть учреждения, поскольку он заразился гепатитом. Во время лечения ему пять или шесть раз ставили капельницу и давали лекарства, которые не помогали. Диетическое питание ему не предоставлялось, а больничную пищу заявитель есть отказывался, поскольку она была слишком жирная. Заявитель безуспешно жаловался на ненадлежащую медицинскую помощь начальнику медицинской части. Последний посоветовал заявителю просить родственников принести необходимые лекарства, поскольку в медицинской части их не было. Заявитель утверждает, что его выписали из медицинской части, хотя он полностью не выздоровел. В ряде случаев заявитель жаловался врачу в следственном изоляторе ИЗ-77/2 на боли в печени. Врач, предположительно, сказал ему, что в изоляторе не было необходимых лекарств и что ему следует просить родственников купить медикаменты.

Назад Оглавление Вперед


Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства