здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Назад Оглавление Вперед

I. Обстоятельства дела

7. Заявитель родился в 1977 году и проживает в г. Крымске, Краснодарский край.

1. Содержание заявителя в исправительном учреждении ОХ-30/3 г. Льгова

(i) Версия заявителя

(a) Предполагаемое жестокое обращение с заявителем в марте 2005 г. и последующее расследование

8. Как утверждает заявитель, с 24 марта 2005 г. он отбывал наказание в исправительном учреждении ОХ-30/3 в Курской области (далее - учреждение ОХ-30/3). После прибытия в учреждение ОХ-30/3 заявителя вызвали к начальнику учреждения Б., который предложил ему вступить в так называемую "секцию порядка" (неофициальная группа осужденных, которая сотрудничает с администрацией учреждения) и подписать соглашение о сотрудничестве с сотрудниками учреждения. Заявитель отказался это сделать. Из-за отказа заявитель был избит заместителем начальника учреждения ОХ-30/3 Д., оперативным работником К. и начальником отдела безопасности учреждения Р. Избиение продолжили другие сотрудники учреждения, которые раздели заявителя догола и избили его резиновыми дубинками. После этого заявителя на 10 дней поместили в штрафной изолятор, где избиения продолжались. Несколько раз заявителя избивали в присутствии сотрудников прокуратуры Курской области. Заявитель обжаловал указанные действия в прокуратуру г. Льгова.

9. 10 июля 2005 г. в возбуждении уголовного дела по жалобе заявителя было отказано в связи с тем, что спецсредства были применены к заявителю на законном основании.

(b) Предполагаемое жестокое обращение с заявителем 23 мая 2005 г.

10. Заявитель утверждал, что его систематически избивали за написание им в разные органы государственной власти жалоб на начальника учреждения ОХ-30/3 и администрацию указанного учреждения, а затем заставляли съесть то, что он написал. В частности, 23 мая 2005 г. заявителя избили резиновыми дубинками, бросили на пол и натравили на него собаку (овчарку). Собака покусала заявителю в основном руки, которыми он закрывал лицо. Заявитель утверждал, что врач медицинской части учреждения зафиксировал следы от укусов. Согласно заявителю, у него на руках остались шрамы от укусов. После этого начальник учреждения ОХ-30/3 пригрозил заявителю, что если он напишет еще жалобу, то его запрут с собакой в камере на ночь.

(с) События 26-27 июня 2005 г. и последующее расследование

11. В ночь с 26 на 27 июня 2005 г. заявителя и двух других осужденных, М. и Г., доставили к сотруднику учреждения К., который стал требовать от заявителя сообщить обстановку в учреждении. Заявитель ответил, что обстановку в учреждении он не контролировал. После этого ответа заявителя избили и отвели в камеру, в которой, как выяснилось, содержавшиеся в ней осужденные вскрыли себе вены и порезали животы. В знак протеста против действия администрации учреждения заявитель также вскрыл себе вены на правой руке и, найдя кусок электрода в месте, где шел ремонт, воткнул его себе в правый бок, пытаясь достать до легких. Заявитель утверждает, что после того, как он причинил себе указанные телесные повреждения 27 июня 2005 г., его допрашивали в течение всего дня, и только вечером врач изъял электрод из раны, но стеклянный наконечник остался в животе. Позднее заявителя осмотрел хирург, который установил, что у заявителя все еще оставалось инородное тело в животе, однако не удалил его.

12. На следующий день заявитель и другие осужденные передали прокурору Курской области заявления о возбуждении уголовного дела в отношении начальника учреждения ОХ-30/3 Б., сотрудников Д. и Р., а также других сотрудников вследствие многочисленных фактов жесткого обращения с осужденными. [В результате] в отношении сотрудников учреждения Д. и Р. было возбуждено уголовное дело N 1519 в связи с предположительным избиением осужденного Ш. Однако по обстоятельствам, указанным заявителем в его жалобе на имя прокурора Курской области, уголовное дело возбуждено не было, и заявитель не был признан потерпевшим в рамках уголовного дела.

(ii) Версия властей Российской Федерации

(a) Предполагаемое жестокое обращение с заявителем в марте 2005 г. и последующее расследование

13. По информации властей Российской Федерации, заявитель содержался в учреждении ОХ-30/3 с 23 марта по 29 июня 2005 г. На протяжении этого периода заявитель регулярно нарушал правила внутреннего распорядка, и с ним неоднократно беседовал психолог, который поставил заявителю диагноз "эмоционально неустойчивое расстройство личности".

14. 23 марта 2005 г. при проведении планового обыска у заявителя были обнаружены запрещенные к хранению предметы, а именно три металлических штыря и два бритвенных лезвия. В процессе обыска и изъятия указанных предметов заявитель оказал неповиновение сотрудникам учреждения ОХ-30/3. В частности, он отталкивал их, хватал за одежду, оскорбительно высказался в адрес некоторых из них. Один из сотрудников учреждения предупредил заявителя о возможности применения к нему физической силы, если он продолжит противоправные действия. Поскольку заявитель отказался подчиниться, два сотрудника учреждения ОХ-30/3 применили к заявителю специальное средство (резиновая дубинка). После инцидента заявителя осмотрел врач, который установил у заявителя ссадины в области спины и на мягких тканях* (*Так в тексте. Видимо, пропущено указание на то, какие именно мягкие ткани были повреждены (прим. переводчика).).

15. В тот же день заместитель прокурора Курской области был уведомлен о происшествии, и был составлен рапорт о применении специального средства. В рапорте сообщалось, что резиновая дубинка применялась к заявителю в течение трех секунд по мягким частям тела. Позднее в этот же день заместитель прокурора Курской области лично встретился с заявителем, который сообщил ему, что не имел претензий к администрации учреждения ОХ-30/3 и что применение специальных средств было обоснованным.

16. 1 апреля 2005 г. заместитель прокурора Курской области снова встретился с заявителем, на этот раз в связи с травмами, которые заявитель сам себе нанес 16 марта 2005 г. в следственном изоляторе в г. Курске до перевода в учреждение ОХ-30/3. Заявитель составил письменное объяснение, в котором сообщил, что он воткнул электрод себе в бок, чтобы привлечь к себе внимание, поскольку он хотел, чтобы его перевели в исправительное учреждение поближе к дому. Он также утверждал, что не имел жалоб в адрес администрации следственного изолятора.

17. 8 июля 2005 г. в Льговскую межрайонную прокуратуру поступила жалоба заявителя на предполагаемо избиение заявителя после его прибытия в учреждение ОХ-30/3.

18. В объяснениях от 9 июля 2005 г. сотрудники учреждения Б., Р., Д. и Рыж., а также заместитель прокурора Курской области сообщали, что к заявителю никогда не применялась физическая сила и ему не угрожали ее применением.

19. После проверки 10 июля 2005 г. прокурор отказал в возбуждении уголовного дела по жалобе заявителя на жестокое обращение. Прокурор также установил, что 23 марта 2005 г. специальное средство было применено к заявителю на законном основании. Соответствующее постановление могло быть обжаловано вышестоящему прокурору или в суд.

(b) Предполагаемое жестокое обращение с заявителем 23 мая 2005 г.

20. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не обращался за медицинской помощью в связи с предполагаемым жестоким обращением с ним 23 марта 2005 г. Власти Российской Федерации узнали об этой жалобе заявителя только после коммуникации им настоящей жалобы Европейским Судом.

(с) Общая жалоба заявителя на жестокое обращение в учреждении ОХ-30/3 и последующее расследование

21. В неустановленный день заявитель направил жалобу в прокуратуру Курской области. Жалоба поступила в прокуратуру 4 июля 2005 г. Заявитель утверждал, что после прибытия в учреждение ОХ-30/3 он регулярно подвергался избиениям со стороны сотрудников указанного учреждения. Заявитель требовал возбуждения уголовного дела в отношении указанных им лиц.

22. 14 июля 2005 г. по итогам проверки по жалобе заявителя прокуратура Сеймского района г. Курска отказала в возбуждении уголовного дела.

23. 20 августа 2005 г. прокурор г. Курска, ответственный за надзор за учреждениями уголовно-исполнительной системы* (*Так в тексте. Видимо, речь идет о помощнике прокурора субъекта Российской Федерации по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях (прим. переводчика).), отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и вернул материал на новую проверку.

24. В ходе первоначальной и дополнительной проверок прокуратура допросила сотрудников учреждения ОХ-30/3, которые, предположительно, избивали заявителя. В частности, начальник учреждения ОХ-30/3 Б. в своих объяснениях от 13 июля и 3 сентября 2005 г. утверждал, что осужденных, включая заявителя, не избивали, не подвергали унижающему обращению и что он сам никогда не отдавал приказа применять физическую силу к осужденным. Он считал жалобы осужденных клеветническими и направленными на дестабилизацию ситуации в учреждении. Такие же объяснения были даны сотрудниками Д. 13 июля и 5 сентября 2002* (*Так в тексте. Учитывая обстоятельства дела, речь, видимо, идет о 2005 годе (прим. переводчика).) г., Р. - 13 июля 2005 г. и З. - 2 сентября 2005 г.

25. 5 сентября 2005 г. прокурор Сеймского района г. Курска повторно отказал в возбуждении уголовного дела. Согласно результатам проверки сотрудники учреждения ОХ-30/3 не злоупотребляли своим служебным положением и не применяли силу к заявителю. Применение резиновой дубинки к заявителю 23 марта 2005 г. было оправданным, поскольку заявитель оказал сопротивление сотрудникам учреждения, проводившим плановый обыск. Соответствующее постановление могло быть обжаловано вышестоящему прокурору или в суд.

(d) События 26-27 июля 2005 г. и последующее расследование

26. В ночь с 26 на 27 июня 2005 г. заявитель нанес себе поверхностные резаные раны правого предплечья и поверхностные резаные раны передней брюшной стенки, а также ввел себе инородное тело в мягкие ткани передней брюшной стенки. Проникающих ранений у заявителя не было. В 22 часа 30 минут 26 июня 2005 г. заявитель был осмотрен хирургом Льговской центральной районной больницы, который извлек инородное тело из брюшной стенки заявителя и перевязал раны. Заявителю был сделан рентгеновский снимок. Никаких инородных тел, таких как стеклянный наконечник, у заявителя в теле не оставалось после оказания ему медицинской помощи.

27. 27 июня 2005 г. в прокуратуру Курской области поступили многочисленные жалобы осужденных из учреждения ОХ-30/3. Осужденные, включая заявителя, утверждали, что их регулярно избивали сотрудники учреждения. В тот же день по жалобам на жестокое обращение было возбуждено уголовное дело N 1519. Заявитель не был признан потерпевшим в рамках уголовного дела.

28. 19 августа 2005 г., после проверки, производство по уголовному делу N 1519 было прекращено в части, касавшейся жалоб заявителя и еще двух осужденных, М. и Г. В ходе проверки прокуратура исследовала соответствующие медицинские заключения и допросила нескольких сотрудников учреждения, которые утверждали, что 26-27 июня 2005 г. физическая сила к заявителю не применялась. Прокуратура Курской области установила, что заявитель сам причинил себе телесные повреждения и что его утверждения о жестоком обращении являются необоснованными. Соответствующее постановление могло быть обжаловано вышестоящему прокурору или в суд.

2. Содержание заявителя под стражей в следственном изоляторе ИЗ-46/2 г. Льгова

(i) Версия заявителя

29. Заявитель утверждает, что 29 или 30 июня 2005 г. его перевели в следственный изолятор ИЗ-46/2 г. Льгова под видом направления в медицинскую часть. Там его допросили в качестве свидетеля в связи с предположительно незаконными действиями администрации учреждения ОХ-30/3.

30. В следственном изоляторе ИЗ-46/2 сотрудники Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Курской области, включая начальника управления П., пытались заставить заявителя отказаться от его показаний о предположительно незаконных действиях администрации учреждения ОХ-30/3. Они угрожали возбудить в его отношении уголовное дело по обвинению в дезорганизации деятельности уголовно-исполнительных учреждений. Заявитель подал жалобу на действия П. Осужденный Ш. был допрошен в качестве свидетеля. Хотя Ш. подтвердил, что П. оказывал на него давление, пытаясь заставить отказаться от своих показаний,18 июля 2005 г. Льговская межрайонная прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела против П.

31. Заявитель утверждает, что в следственном изоляторе ИЗ-46/2 ему не была оказана надлежащая медицинская помощь. Сотрудники прокуратуры показали ему записи в медицинской карте, согласно которым его осматривал врач, однако это не соответствовало действительности. Кроме того, врач областной больницы Федеральной службы исполнения наказаний заставил заявителя написать письменный отказ от операции. Врач объяснил это тем, что Федеральная служба исполнения наказаний не располагала достаточными денежными средствами для оплаты операции, и что у заявителя также не было денег на операцию.

32. В период с 23 по 24 июля 2005 г. заявителя предположительно вывели из камеры и поместили в автомобиль. Ему не сообщили, ни куда его везут, ни с какой целью. В автомобиле он подвергся угрозам и оскорблениям со стороны сопровождавших его сотрудников и, не в силах выносить этого дальше, вскрыл себе вены на правой руке. После этого его вернули в следственный изолятор. Врач осмотрел заявителя только на следующий день в обеденное время, обработал рану и дал заявителю болеутоляющее. 25 июля 2005 г. несколько сотрудников следственного изолятора применяли пытки к заявителю, пытаясь заставить его отказаться от услуг Е. Липцер, от поданной в Европейский Суд жалобы и от показаний по уголовному делу N 1519. В частности, указанные лица выкручивали заявителю руки и прижигали ему кожу кипятильником.

(ii) Версия властей Российской Федерации

33. По информации властей Российской Федерации, 28 июня 2005 г. было оформлено распоряжение о переводе заявителя в следственный изолятор ИЗ-46/2, и 29 июня 2005 г. его перевели в указанное учреждение. Заявитель оставался в следственном изоляторе до 26 июля 2005 г.

34. 29 июня 2005 г. заявитель был осмотрен фельдшером следственного изолятора, который отметил у заявителя поверхностные резаные раны, которые заявитель сам себе нанес в учреждении ОХ-30/3. Фельдшер назначил заявителю перевязки с асептической мазью. Заявитель также утверждал, что у него было инородное тело в области живота. По результатам рентгеновского обследования, проведенного 30 июня 2005 г., у заявителя не было установлено в организме инородного тела. Перевязки имевшихся у заявителя ран производились с 30 июня по 14 июля 2005 г. ежедневно.

35. 11 июля 2005 г. заявитель совершил еще один акт членовредительства. В 20 часов 55 минут его осмотрел фельдшер, который установил у заявителя резаные поверхностные раны в области левого локтевого сустава и в области пупка. Раны были обработаны, и на них была наложена асептическая повязка. На следующий день заявитель был снова осмотрен фельдшером, который наложил на раны повязку с асептической мазью.

36. 16 июля 2005 г. заявителю также была проведена обработка имевшихся у него ран. В связи с обнаруженной отечностью в области правого предплечья заявителю были выданы антибиотики. В тот же день заявителя осмотрел начальник нейрохирургического отделения областной больницы Федеральной службы исполнения наказаний. Он установил, что у заявителя были инфицированы резаные раны предплечий и передней брюшной стенки, которые заявитель нанес себе ранее в результате акта членовредительства. Заявителю было предложено хирургическое лечение, от которого он отказался в тот же день, написав собственноручно два заявления. Отказ заявителя был отражен в медицинской карте. На рентгеновских снимках инородных тел в организме заявителя обнаружено не было.

37. В ночь с 23 на 24 июля 2005 г. в пути на железнодорожную станцию для этапирования в другое учреждение заявитель нанес себе рану в области правого локтевого сустава. В связи с имевшимися у заявителя повреждениями его не приняли на поезд и вернули в следственный изолятор ИЗ-46/2. В следственном изоляторе заявитель сообщил, что указанное телесное повреждение он нанес себе сам. У заявителя были повреждены верхние слои кожи, но вены в области локтевого сустава не были задеты. На рану была наложена повязка.

38. 25 июля 2005 г. заявитель был осмотрен хирургом Льговской центральной районной больницы, который обнаружил у заявителя некровоточащую поверхностную рану в области правого локтевого сустава. От наложения швов на рану заявитель отказался.

39. После перевода заявителя в следственный изолятор ИЗ-32/1 Брянской области он направил в Льговскую межрайонную прокуратуру жалобу на то, что в следственном изоляторе ИЗ-46/2 его пытали с применением кипятильника.

40. 1 сентября 2005 г. Льговская межрайонная прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела. Соответствующее постановление было отменено вышестоящим прокурором, и материалы были возвращены на дополнительную проверку.

41. 15 сентября 2005 г. Льговская межрайонная прокуратура повторно отказала в возбуждении уголовного дела. Сотрудник прокуратуры допросил сотрудников следственного изолятора ИЗ-46/2 и лиц, содержавшихся в указанном учреждении вместе с заявителем. Сотрудники следственного изолятора утверждали, что не видели, чтобы к заявителю применяли пытки, и не слышали, чтобы с заявителем жестоко обращались. В постановлении было отмечено, что 25 июля 2005 г. заявитель не обращался за медицинской помощью. Однако на следующий день заявителя осмотрел врач в следственном изоляторе ИЗ-46/2 перед отправкой в следственный изолятор ИЗ-32/1. В ходе осмотра следов ожогов выявлено не было. Прокуратура пришла к выводу, что заявитель сам причинил себе телесные повреждения. Соответствующее постановление могло быть обжаловано вышестоящему прокурору или в суд.

Назад Оглавление Вперед


Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства