здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Европейский Суд по правам человека

(Большая Палата)

Дело "Корбей против Венгрии"

[Korbely v. Hungary]

(Жалоба N 9174/02)

Постановление Суда от 19 сентября 2008 г.

(извлечение)

Обстоятельства дела

Заявителем по делу выступает отставной военный. В 1994 году ему было предъявлено обвинение в участии в подавлении восстания в г. Тата во время событий* (* Буквально - революции (прим. переводчика).) 1956 года. Согласно обвинению, будучи капитаном, он командовал подразделением из 15 подчиненных при выполнении задачи по восстановлению контроля над зданием полицейского отделения, которое было захвачено повстанцами, стрелял и приказывал подчиненным стрелять в гражданских лиц. Несколько лиц погибли или были ранены в ходе инцидента, который согласно выводам судов страны начался, когда один из участников восстания вытащил пистолет из кармана пальто после приказа сложить оружие.

Суд первой инстанции первоначально прекратил уголовное дело на том основании, что деяния, в которых заявитель обвинялся, представляли собой убийство и подстрекательство к убийству, а не преступления против человечества, поэтому срок давности для привлечения к уголовной ответственности истек. В конечном итоге, однако, заявитель был осужден согласно пункту 1 статьи 3 Женевской конвенции 1949 года за преступление против человечества (массовое убийство) и приговорен к пяти годам лишения свободы. Он отбыл часть наказания, после чего был условно освобожден. В Европейский Суд он жалуется на то, что был осужден за деяние, которое не являлось преступлением во время его совершения.

Вопросы права

Европейский Суд должен определить, составляло ли на момент совершения деяние заявителя преступление, установленное достаточно доступными и предсказуемыми нормами национального или международного права. Заявитель был осужден за массовое убийство, которое венгерские суды рассматривали как преступление против человечества, наказуемое согласно Женевским конвенциям. Осуждение заявителя было основано исключительно на международном праве. Поскольку Женевские конвенции отвечали требованию доступности, Европейский Суд обращается к вопросу предсказуемости. Применительно к данному вопросу он рассматривает, во-первых, могло ли деяние заявителя приравниваться к преступлению против человечества в толковании, принятом в 1956 году, и, во-вторых, можно ли разумно утверждать, что потерпевший от предполагаемого преступления "непосредственно не принимал участия в военных действиях".

(a) Могло ли деяние заявителя приравниваться к преступлению против человечества. Хотя убийство в значении общей статьи 3* (* Статья 3 именуется общей, поскольку присутствует в одинаковой формулировке во всех четырех Женевских конвенциях 1949 года (прим. переводчика).) может являться основанием для осуждения за преступления против человечества, совершенные в 1956 году, должны присутствовать и иные элементы. Это требование обусловлено не общей статьей 3, а международно-правовыми признаками состава преступления против человечества на тот момент. Представляется, что определенные признаки имеют отношение к делу, особенно требование, согласно которому преступление должно являться не единичным или случайным деянием, но составлять часть "деятельности или политики государства" или широко распространенной и систематической агрессии против гражданского населения. Суды страны, тем не менее, ограничились рассмотрением вопроса о том, находились ли участники восстания под защитой общей статьи 3, и не рассматривали вопрос о том, отвечало ли убийство дополнительным критериям, необходимым для квалификации преступления против человечества, в частности, являлось ли оно составной частью деятельности или политики государства или широко распространенной и систематической агрессии против гражданского населения. Хотя Верховный суд установил, что центральные власти фактически вели войну против гражданского населения, он не обращался к вопросу о том, должно ли деяние заявителя рассматриваться как составная часть политики государства. Таким образом, оставался открытым вопрос о том, имелись ли в деле заявителя неотъемлемые признаки преступления против человечества.

(b) Можно ли разумно утверждать, что потерпевший от предполагаемого преступления непосредственно не принимал участия в военных действиях. Осуждение заявителя было основано на выводе о том, что один из потерпевших являлся "некомбатантом" для целей общей статьи 3. Защита указанного положения распространялась на лиц, непосредственно не принимающих участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие. Убитый, несомненно, принимал активное участие в военных действиях в качестве лидера вооруженной группы участников восстания, совершавших насильственные действия и захвативших здание полиции и оружие ее сотрудников. Таким образом, вопрос заключался в том, сложил ли он оружие. Суды страны сочли доказанным, что он тайно носил пистолет и не выказал прямого и недвусмысленного намерения сдаться. Напротив, он вступил в резкую ссору с заявителем, прежде чем вытащить пистолет с неясными намерениями. Именно при совершении этого действия он был застрелен. Соответственно, в свете общепризнанных международно-правовых стандартов, применимых на тот момент, Европейский Суд не убежден, что потерпевший может быть признан лицом, сложившим оружие, в значении общей статьи 3, или что он попадал в иную категорию "некомбатантов".

Таким образом, не доказано, что действия заявителя предсказуемо составляли преступление против человечества согласно международному праву.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 7 Конвенции (вынесено 11 голосами "за" и шестью - "против").



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства