здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Европейский Суд по правам человека

(I Секция)

Дело "K.T. против Норвегии"

[K.T. v. Norway]

(Жалоба N 26664/03)

Постановление Суда от 25 сентября 2008 г.

(извлечение)

Обстоятельства дела

Заявитель, лечившийся от синдрома дефицита внимания с гиперактивностью* (* Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) - устойчивые проявления личности, характеризующиеся повышенной двигательной активностью и затрудненностью сосредоточения внимания на объекте, задачах, требованиях окружения (прим. ред.).) (Attention Deficit Hyperactivity Disorder), проживал с женой и двумя сыновьями до 2001 года, когда его жена уехала от него в Финляндию. Позднее она подала несколько заявлений, в которых обвиняла заявителя в предполагаемых нападениях и угрозах, однако полиция оставила их без внимания. Кроме того, она обратилась в орган опеки, сообщив, что заявитель склонен к токсикомании, в связи с чем детям может угрожать насилие. Власти начали расследование, в процессе которого организовали ряд внезапных посещений дома заявителя. В их окончательном отчете указывалось, что хотя врач заявителя считает, что последний потребляет много лекарств, дети не находятся в положении, требующем их передачи под опеку государства.

Через несколько месяцев, после получения тревожных сообщений от третьих лиц о том, что заявитель часто находится в состоянии опьянения и ненадлежащим образом ведет себя в обществе, орган опеки предпринял новое расследование. Заявитель отказался сотрудничать с властями. В июле 2002 г. орган опеки по результатам расследования выразил сомнение в способности заявителя заботиться о сыновьях и обеспечивать их воспитание, рекомендовав меры поддержки на шестимесячный период, включая предоставление помощи в виде дома поддержки, который могли посещать дети, и советов относительно преодоления болезни и проблем, связанных с приемом наркотических веществ.

Тем временем заявитель возбудил судебное разбирательство о признании второго расследования незаконным. Суды первой и второй инстанций отклонили его требование, придя к выводу о том, что решение властей начать второе расследование не влияло на его права и обязанности. В последней инстанции Верховный суд, заслушав стороны, оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Вопросы права

По поводу соблюдения требований статьи 8 Конвенции. Заявитель жаловался на то, что второе расследование представляло собой неоправданное вмешательство в его право на уважение личной и семейной жизни. Однако Европейский Суд полагает, что расследование имело прочную основу в национальном законодательстве и было направлено на защиту интересов ребенка. Кроме того, оно не выходило за пределы мер, предусмотренных статьей 19 Конвенции ООН о правах ребенка для предупреждения злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения с детьми.

В настоящем деле первоначальное расследование установило, что дети находятся "в небезопасном и непредсказуемом положении с точки зрения ухода", и что заявитель потребляет слишком много лекарств. Второе расследование было предпринято на основании сообщения третьего лица, которое было свидетелем опьянения заявителя в общественном месте. Об аналогичных происшествиях сообщили два других лица. Общая обязанность органа опеки тщательно расследовать соответствие действительности таких сообщений, представлявшихся достоверными, прямо не вытекает из статьи 8 Конвенции, поскольку ей неизбежно сопутствовал бы риск затягивания расследования, отвлечения внимания и ресурсов от реальных проблем и снижения их эффективности.

С учетом относимых и достаточных оснований, указанных выше, Европейский Суд находит разумным возбуждение национальными властями второго расследования положения, в котором находились дети. Кроме того, ничто не указывает, что, приняв такое решение, власти вышли за пределы усмотрения, которым они располагали в вопросах опеки детей. Что касается модальности второго расследования, поскольку заявитель отказался сотрудничать с властями, последние собирали сведения у врача, в школе и в полиции. Таким образом, они стремились установить надлежащее равновесие между интересами заявителя в сохранении конфиденциальности определенных персональных данных и интересами детей. Поэтому Европейский Суд согласен с Верховным судом в том, что второе расследование, включая способ его проведения, было необходимым и соразмерным.

Постановление

По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу соблюдения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. Заявитель жаловался также на отклонение норвежскими судами его требования по поводу второго расследования. Европейский Суд отмечает, что суды страны пришли к выводу о том, что поскольку расследование представляло собой подготовительную меру органа опеки, заявитель не имел действительного и неотложного правового интереса в вынесении деклараторного решения. Поэтому Верховный суд проверил доводы заявителя, но отклонил их как безосновательные. Учитывая, что Верховный суд рассмотрел дело в полном объеме, провел устное слушание и осуществил полную проверку вопросов права и факта, пункт 1 статьи 6 Конвенции следует считать соблюденным.

Постановление

По делу требования пункта 1 статьи 6 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства