здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 7 июня 2011 г. N КАС11-261

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В., Зыкина В.Я.,

при секретаре Луканихиной М.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке гражданское дело по заявлению Бураченко А.Ю. о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по апелляционной жалобе Бураченко А.Ю. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2011 г., которым в удовлетворении заявления Бураченко А.Ю. отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

приговором Московского городского суда от 20 февраля 2008 г. Бураченко А.Ю. на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 15 февраля 2008 г. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктами "а", "в", "г" части 2 статьи 126, пунктами "ж", "к" части 2 статьи 105 УК РФ, и ему назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 2008 г. указанный приговор оставлен без изменения.

Бураченко А.Ю. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в размере ... руб. По мнению заявителя, право на судопроизводство в разумный срок было нарушено в отношении него в ходе досудебного производства по уголовному делу, поскольку действия следователя прокуратуры по предварительному расследованию не были достаточными и эффективными, а время предварительного расследования с 16 августа 2006 г. по 4 мая 2007 г. с учетом фактической сложности дела не считает разумным. Дело состояло из одного эпизода преступления, активное содействие обвиняемых следствию и взаимодействие с судом также облегчило и упростило работу следственных органов.

Как указал заявитель, длительность уголовного судопроизводства превысила разумные сроки, при этом ни за одну из образовавшихся задержек разбирательства дела он ответственности не несет. Напротив, он предпринял в ходе предварительного расследования все возможные зависящие от него действия, способствующие повышению эффективности расследования и направленные на компенсацию длительных периодов бездействия следственных органов.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2011 г. заявление Бураченко А.Ю. оставлено без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Бураченко А.Ю., не соглашаясь с этим решением суда, просит его отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей. Полагает, что согласившись с доводами заявителя о неэффективности и недостаточности действий органов предварительного следствия, суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу об отказе в удовлетворении требований заявителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В силу статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена 4 ноября 1950 г. в г. Риме) каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

В соответствии с Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (далее - Закон о компенсации) компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы) (часть 2 статьи 1); размер компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок определяется судом, арбитражным судом исходя из требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики Европейского Суда по правам человека (часть 2 статьи 2).

В соответствии с частями 6, 7 статьи 3 Закона о компенсации, частью 4 статьи 244.1 ГПК РФ заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок может быть подано заинтересованным лицом в суд в шестимесячный срок со дня вступления в законную силу приговора суда, вынесенного по данному делу, либо другого принятого дознавателем, следователем, прокурором, руководителем следственного органа, судом решения, определения, постановления, которыми прекращено уголовное судопроизводство. При условии, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, установлено, заявление о присуждении компенсации может быть подано также до окончания производства по уголовному делу в случае, если продолжительность производства по уголовному делу превысила четыре года и заинтересованное лицо ранее обращалось с заявлением об ускорении рассмотрения уголовного дела в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 6.1 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок.

Срок уголовного судопроизводства включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора (часть 3 статьи 6.1 УПК РФ).

Судом установлено и из материалов уголовного дела N ... следует, что данное дело возбуждено 16 августа 2006 г., в этот же день Бураченко А.Ю. задержан в порядке статьи 91 УПК РФ и допрошен в качестве подозреваемого.

17 августа 2006 г. Бураченко А.Ю. допрошен и привлечен в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 33, пунктом "а" части 2 статьи 126 УК РФ, в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 21 августа 2006 г. возбуждено уголовное дело N ... в отношении Бураченко А.Ю. по признакам преступления, предусмотренного пунктом "ж" части 2 статьи 105 УК РФ, и в этот же день уголовные дела N ... и ... соединены в одно производство, делу присвоен N ... В ходе предварительного расследования допрошено 14 свидетелей обвинения, основная часть которых допрошены в течение первой недели с момента возбуждения уголовного дела N ..., 8 человек - с 16 по 22 августа 2006 г., 4 человека - в сентябре 2006 г., 2 человека - в марте 2007 г.; 17 августа 2006 г. проведена очная ставка между подозреваемым Бураченко А.Ю. и свидетелем О. 18 августа 2006 г. проведена проверка показаний подозреваемого Бураченко А.Ю. на месте совершения преступления. 22 августа 2006 г. Б. признан потерпевшим и допрошен по делу. 23 августа 2006 г. осуществлено опознание трупа потерпевшим. По делу назначены и проведены следующие судебные экспертизы: судебная медицинская экспертиза трупа назначена 18 августа 2006 г., проведена с 19 августа по 16 сентября 2006 г.; судебная биологическая экспертиза по волосам, изъятым из автомашины, назначена 31 августа 2006 г., проведена с 11 сентября по 29 сентября 2006 г.; амбулаторная судебная психиатрическая экспертиза обвиняемому Бураченко А.Ю. назначена 7 ноября 2006 г., проведена 28 ноября 2006 г.; амбулаторная судебная психиатрическая экспертиза обвиняемому С. назначена 7 ноября 2006 г., проведена 29 ноября 2006 г.; комиссионная судебная медицинская экспертиза по трупу назначена 9 января 2007 г., проведена с 26 января по 8 февраля 2007 г.; судебная дактилоскопическая экспертиза по следам рук из автомашины назначена 15 февраля 2007 г., проведена 21 февраля 2007 г.

Ознакомление потерпевшего с материалами уголовного дела проведено 18 апреля 2007 г.; обвиняемого Бураченко А.Ю. - с 26 апреля по 4 мая 2007 г.; обвиняемого С. -23 апреля 2007 г. Дело направлено в Московский городской суд 30 мая 2007 г.

Срок предварительного расследования неоднократно продлевался: 9 октября 2006 г. - до 4-х месяцев, т.е. до 16 декабря 2006 г.; 8 декабря 2006 г. -до 6-ти месяцев, т.е. до 16 февраля 2007 г.; 30 января 2007 г. - до 8-ми месяцев 2 суток, т.е. до 18 апреля 2007 г.; 4 апреля 2007 г. - до 10-ти месяцев 2 суток, т.е. до 18 июня 2007 г. в связи с необходимостью проведения и получения заключений различных экспертиз, предъявления обвинения в окончательной редакции и выполнения требований ст. 215-220 УПК РФ.

Общая продолжительность досудебного производства по данному уголовному делу с момента начала осуществления уголовного преследования в отношении Бураченко А.Ю. до момента направления дела в суд составила более 9 месяцев.

Суд первой инстанции правильно указал, что основные следственные действия по уголовному делу были выполнены в течение первых двух месяцев предварительного расследования. Следствием осуществлены допросы потерпевшего и основных свидетелей по делу, однако в последующем следственные действия проводились с периодичностью, приведшей к необходимости продления процессуальных сроков, в том числе срока содержания Бураченко А.Ю. под стражей до 10 месяцев. После продления сроков предварительного следствия 8 декабря 2006 г. по уголовному делу проведено 3 следственных действия, 30 января 2007 г. по уголовному делу проведено 6 следственных действий, а также осуществлено ознакомление потерпевшего, обвиняемых и их защитников с заключениями проведенных судебных экспертиз, комиссионная судебная медицинская экспертиза назначена спустя три с половиной месяца после получения первоначальной.

31 мая 2007 г. дело поступило в Московский городской суд, 5 июня 2007 г. постановлением судьи назначено предварительное слушание по уголовному делу на 13 июня 2006 г., по итогам которого постановлением судьи на 20 июня 2007 г. назначено судебное заседание, 13 июля 2007 г. на основании вердикта присяжных заседателей от 10 июля 2007 г. по делу постановлен приговор, Бураченко А.Ю. назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 25 октября 2007 г. уголовное дело направлено для кассационного рассмотрения в Верховный Суд Российской Федерации. 21 ноября 2007 г. кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указанный приговор отменен и дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

После поступления дела в Московский городской суд судебное заседание назначено на 9 января 2008 г., на основании вердикта присяжных заседателей от 15 февраля 2008 г. постановлен приговор 20 февраля 2008 г., которым Бураченко А.Ю. назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 24 апреля 2008 г. уголовное дело направлено для кассационного рассмотрения в Верховный Суд Российской Федерации. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 2008 г. указанный приговор оставлен без изменения.

Суд первой инстанции правильно отметил, что продолжительность более 9 месяцев досудебного производства по данному уголовному делу с момента начала осуществления уголовного преследования в отношении Бураченко А.Ю. до момента направления дела в суд составила с учетом объема обобщенного органами предварительного расследования уголовного дела (2 тома), а также количества проведенных следственных действий свидетельствует о недостаточности и неэффективности действий следователя прокуратуры, поскольку они не способствовали своевременному рассмотрению уголовного дела и осуществлению уголовного преследования.

Что касается срока судебного производства по делу, то он представляется разумным. Судебные заседания Московским городским судом назначались в установленные законом сроки, слушания велись непрерывно, перерывы по делу и отложения рассмотрения дела являлись необходимыми и обоснованными, периоды неактивности суда были непродолжительными. Данное уголовное дело отличалось определенной правовой сложностью, рассматривалось судом с участием присяжных заседателей, по делу были привлечены 1 потерпевший, 14 свидетелей, в качестве обвиняемых 2 лица, которым было предъявлено обвинение в совершении особо тяжкого преступления, проведены экспертизы. Общая продолжительность судебного производства по делу составила менее 1 года.

С учетом изложенного общая продолжительность судопроизводства по уголовному делу с момента начала осуществления уголовного преследования до момента вступления в законную силу приговора в отношении Бураченко А.Ю. составила 1 год 9 месяцев.

Разрешая дело и отказывая Бураченко А.Ю. в удовлетворении заявления о присуждении компенсации, суд первой инстанции исходил из того, что отсутствуют правовые основания для присуждения ему компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок.

С учетом критериев, установленных в прецедентной практике Европейского Суда по правам человека, и принимая во внимание правовую и фактическую сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий органов следствия и суда, производимых в целях своевременного рассмотрения уголовного дела, общую продолжительность уголовного судопроизводства, суд первой инстанции правильно указал, что срок уголовного судопроизводства по делу не может быть признан неразумным. Несмотря на то, что на стадии досудебного производства действия следственных органов не были достаточно эффективными, дело неоднократно рассматривалось в первой и кассационной инстанциях, однако требование разумного срока (применительно к части 3 статьи 6.1 УПК РФ) было соблюдено и, следовательно, право заявителя на уголовное судопроизводство в разумный срок нарушено не было.

Довод апелляционной жалобы Бураченко А.Ю. о том, что суд согласился с доводами заявителя о недостаточности и неэффективности действий следователя прокуратуры, не свидетельствует о незаконности обжалованного решения суда, поскольку при исчислении срока общей продолжительности судопроизводства по рассмотренному уголовному делу, каковым в данном случае является дело по обвинению Бураченко А.Ю., учитывается период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

Суд первой инстанции установил, что общая продолжительность уголовного судопроизводства по делу Бураченко А.Ю. в течение 1 года 9 месяцев не свидетельствует о нарушении права Бураченко А.Ю. на судопроизводство в разумный срок.

Кассационная коллегия находит вывод суда правильным, основанным на нормах Закона о компенсации и УПК РФ и подтвержденным материалами дела.

Оснований для отмены решения суда первой инстанции, предусмотренных ч. 4 ст. 330 ГПК РФ не установлено.

Руководствуясь частью 2, пунктом 2 части 3 статьи 4 Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации", статьей 328 ГПК РФ (в редакции вышеуказанного Федерального закона) Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2011 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу Бураченко А.Ю. - без удовлетворения.

Председательствующий

А.И. Федин

Члены коллегии

Г.В. Манохина

В.Я. Зыкин



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства