здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

Справка к документу

Штоль против Швейцарии
[Stoll v. Switzerland] (N 69698/01)

 

Постановление от 10 декабря 2007 г. [вынесено Большой Палатой]

Обстоятельства дела

Дело касается осуждения заявителя, журналиста по профессии, к уплате штрафа за обнародование в прессе конфиденциального доклада швейцарского посла в Соединенных Штатах Америки, касающегося стратегии швейцарского правительства на переговорах, в частности, со Всемирным еврейским конгрессом и швейцарскими банками по вопросу о компенсации жертвам Холокоста за невостребованные активы, депонированные на счетах в швейцарских банках.
В декабре 1996 г. швейцарский посол в США подготовил "стратегический документ" под грифом "конфиденциально" в ходе указанных переговоров. Документ был направлен лицу, ведавшему этим вопросом в Федеральном департаменте иностранных дел в Берне, а его копии - 19 другим лицам в швейцарском правительстве и федеральных органах власти, а также в швейцарских дипломатических представительствах в Тель-Авиве, Нью-Йорке, Лондоне, Париже и Бонне. Заявитель получил копию документа, по-видимому, в результате нарушения служебной тайны лицом, которое осталось неизвестным.
Цюрихская воскресная газета напечатала две статьи заявителя с заголовками "Посол Ягметти оскорбляет евреев" и "Посол в халате и альпинистских ботинках кладет ноги на стол". На следующий день цюрихская ежедневная газета воспроизвела значительную часть стратегического документа, и еще одна газета привела выдержки из него.
Суд приговорил заявителя к штрафу в 800 швейцарских франков (приблизительно 476 евро) за разглашение "секретной официальной переписки" в значении статьи 293 Уголовного кодекса. Поданные заявителем жалобы были отклонены в последней инстанции Федеральным судом.
Кроме того, швейцарский Совет по делам прессы, признавая правомерность публикации с учетом важности на тот момент публичных дебатов по поводу активов жертв Холокоста, постановил, что заявитель безответственно представил заметки посла сенсационными и шокирующими, опубликовав стратегический документ в неполном виде и не раскрыв в достаточной степени событий, в связи с которыми он был подготовлен. Он добавил, что другие газеты представили дело в истинном свете, опубликовав стратегический документ почти без сокращений.

Вопросы права

Процедура. В постановлении Палаты Европейский Суд установил, четырьмя голосами "за" и тремя - "против", нарушение статьи 10 Конвенции. По обращению государства-ответчика дело было передано в Большую Палату в соответствии со статьей 43 Конвенции.
По существу дела. Осуждение заявителя представляет "вмешательство" властей в осуществление им права на свободу выражения мнения, которое было предусмотрено Уголовным кодексом Швейцарии, и его правомерная цель заключалась в предотвращении "разглашения информации, полученной конфиденциально". Большая Палата подчеркивает, что в свете пункта 3 статьи 33 Венской конвенции "О праве международных договоров" 1969 года, а также в отсутствие указаний на иное в процессе подготовки текста Конвенции, следует заключить, что фраза "предотвращение разглашения информации, полученной конфиденциально", содержащаяся в пункте 2 статьи 10 Конвенции, относится к конфиденциальной информации, разглашенной как лицами, обязанными сохранять конфиденциальность, так и третьими лицами, в частности, как в настоящем деле, журналистом.
Главный вопрос, стоящий перед Европейским Судом, таким образом, заключается в том, было ли вмешательство "необходимым в демократическом обществе". В связи с этим Большая Палата прежде всего подтверждает, что статья 10 Конвенции применима к распространению журналистами конфиденциальной или секретной информации. Вопрос невостребованных активов касался не только существенных финансовых интересов, но также имел значительное нравственное значение и, как таковой, затрагивал международное сообщество в широком смысле. Таким образом, оценивая, была ли мера, принятая швейцарскими властями, необходимой, Европейский Суд должен исследовать, каким образом были уравновешены конкурирующие публичные интересы, а именно интерес читателей в получении информации об актуальных вопросах и интерес властей в обеспечении позитивного и удовлетворительного результата проводимых дипломатических переговоров.
Спорные статьи, хотя и были сконцентрированы главным образом на личности посла и его стиле написания, могли развивать общественную дискуссию по вопросу невостребованных активов, который в тот момент активно обсуждался в Швейцарии. Общественность была заинтересована в публикации статей.
Что касается интересов, защищаемых швейцарскими властями, существенной для дипломатической службы и дружественного развития международных отношений является возможность дипломатов обмениваться конфиденциальной или секретной информацией. Однако конфиденциальность дипломатических сношений не может защищаться любой ценой, и с точки зрения равновесия интересов имеют значение содержание и потенциальная угроза, представляемая публикацией. В данном деле разглашение отчета посла в тот момент могло иметь негативное влияние на успешное проведение переговоров, начатых Швейцарией, за счет не только замечаний посла как таковых, но и того, как они были представлены заявителем.
Таким образом, разглашение, в том числе частичное, доклада посла могло нарушить обстановку закрытости, необходимую для успешного проведения дипломатических переговоров в целом, и иметь негативное влияние на переговоры, проводимые Швейцарией. Кроме того, статьи заявителя, опубликованные в особенно острый момент, были способны причинить значительный вред интересам швейцарских властей.
Что касается действий заявителя, то он не мог не знать, будучи журналистом, что раскрытие доклада было наказуемо согласно Уголовному кодексу. Вопрос, соответствовала ли форма статей нормам журналистской этики, имеет большое значение. На самом деле, статьи заявителя явно носили упрощенный характер и искажали факты, а использованные выражения заставляли предполагать наличие у посла антисемитских намерений. Заявитель с легкостью спровоцировал обсуждения, которые, несомненно, способствовали смещению посла и непосредственно касались одного из явлений, лежавших в основе вопроса о невостребованных активах, а именно злодеяний, совершенных во время Второй мировой войны в отношении евреев. Европейский Суд настаивает на необходимости жесткого подхода к предположениям или спекуляциям такого рода.
Затем, манера написания спорных статей, которые снабжены сенсационными заголовками, представляется не очень подходящей для темы, настолько важной и серьезной, как невостребованные активы. Наконец, статьи заявителя отличаются неточностью и могут ввести читателей в заблуждение.
В таких обстоятельствах, учитывая, что одна из статей была помещена на передовой полосе швейцарской воскресной газеты с большим тиражом, Европейский Суд соглашается со швейцарскими властями и Советом по делам прессы в том, что основное намерение заявителя заключалось не в том, чтобы информировать общественность о теме, представлявшей всеобщий интерес, но сделать доклад посла предметом ненужного скандала. Статьи, написанные с искажениями и упрощениями, могли ввести читателей в заблуждение относительно личности и возможностей посла, что значительно подорвало их вклад в общественную дискуссию, защищаемую статьей 10 Конвенции. Таким образом, Европейский Суд находит, что наложенный на заявителя штраф не был несоразмерен преследуемой цели.

Постановление

По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были (вынесено двенадцатью голосами "за" и пятью - "против").



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства