здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
СМИ о правах человека

Информация в данном разделе может не совпадать с официальной позицией Совета Европы

Европейский суд занял примиряющую позицию

В Страсбурге усилят процедуру урегулирования споров

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с 1 января 2019 года введет обязательную процедуру переговоров сторон об урегулировании спора после коммуникации. Таким образом ЕСПЧ рассчитывает сократить срок рассмотрения жалоб, которых накопилось в десять раз больше, чем суд может рассмотреть за год. Правозащитники опасаются, что «принуждение к миру» позволит государствам-ответчикам откупаться от заявителей вопреки их интересам - притом что лишь 40% заявителей из России представляют юристы.

О новых правилах ЕСПЧ было объявлено 30 ноября в Страсбурге на встрече секретариата суда с юристами правозащитных НКО: c 1 января стороны впервые будут обязаны после коммуникации провести переговоры об урегулировании спора. Эта стадия может быть пропущена, если суд сам решит рассмотреть дело в связи с его особой важностью, сложностью, новизной, невозможностью подсчитать ущерб. На переговоры отводится 12 недель, если они окажутся перспективными, но не успеют завершиться «дружественным урегулированием» (friendly settlement, аналог мирового соглашения), срок может быть продлен. Если попытка примирения окажется неудачной и правительство-ответчик не выдвинет одностороннее предложение (unilateral declaration) о выплате компенсации заявителю и других мерах, которые суд сочтет адекватными, начнется состязательная стадия обмена позициями, для властей она будет сокращена с 16 до 12 недель. Переписка и обмен документами после коммуникации дела с 2019 года переводятся в режим онлайн.

«Секретариат суда всегда предлагает сообщить о желании заключить мировое соглашение, и очень часто мы на этот призыв откликаемся»,- заявил "Ъ" уполномоченный РФ при ЕСПЧ, заместитель главы Минюста Михаил Гальперин. В пресс-службе ведомства отметили, что «сложившаяся практика рассмотрения мировых соглашений и односторонних деклараций ЕСПЧ свидетельствует о том, что урегулирование спора на предлагаемых властями РФ условиях происходит практически в 100% случаев». До сих пор проводить переговоры по этому поводу стороны не были обязаны, например, в 2017 году в странах Совета Европы (CЕ) было урегулировано на 40% меньше дел (2,3 тыс.), чем в 2016 году. При этом число мировых соглашений сократилось на 24%, а односторонних деклараций властей - на 57%. С 715 до 479 снизилось количество урегулированных приоритетных дел, хотя число жалоб в этой категории растет. Россия сократила в те же годы число деклараций с 215 до 202, мировых соглашений - с 354 до 305, уступив лидерство Украине по первому показателю и Польше по второму.

Изменения в этой сфере вводятся для разгрузки суда: в производстве ЕСПЧ находится 58 тыс. ожидающих коммуникации жалоб. Из них только 6 тыс. оцениваются как потенциально неприемлемые и около 10 тыс. заморожены на время рассмотрения межгосударственных жалоб («Грузия против РФ» и «Украина против РФ»). Новые для суда вопросы поставлены в 15 тыс. «неповторяющихся» дел - их в десять раз больше числа постановлений, которые ЕСПЧ может подготовить в течение года. При этом суд из-за нежелания властей устранять нарушения вынужден отвлекаться на 27,5 тыс. типичных «повторяющихся» жалоб (12,5 тыс.- об условиях содержания под стражей). Именно на них в первую очередь будет направлен стимулирующий примирение порядок, который ЕСПЧ будет тестировать в 2019 году.

«Если Минюст РФ будет возражать против урегулирования даже в очевидно проигрышных для себя делах, как, например, в многочисленных делах о митингах, это приведет к бесполезному удлинению процесса, до конца которого заявители часто не доживают»,- считают юристы «Мемориала» Кирилл Коротеев и Татьяна Глушкова. Исключение, по их словам, составляют дела об условиях содержания под стражей: эти нарушения правительство РФ признает и соглашается на выплату компенсаций. Напомним, в пилотном постановлении 2012 года по группе дел «Ананьев и другие против РФ» ЕСПЧ предписал России устранить нарушения по всем поступившим на момент его вынесения жалобам на условия содержания заключенных. В апреле 2018 года Минюст отчитался, что 554 мировых соглашения утверждено, 144 представлено на утверждение ЕСПЧ, по 457 соглашениям компенсация выплачена. Комитет министров СЕ считает неисполненными 117 соглашений и не выплаченными РФ компенсации по 469 решениям ЕСПЧ, срок для оплаты которых истек (для более 60 дел - еще в 2009-2016 годах).

Адвокат Центра содействия международной защите Каринна Москаленко считает, что «в спорах по принципиальным вопросам, затрагивающим существенные нарушения прав заявителя, ЕСПЧ не будет настаивать на мировом соглашении». Татьяна Глушкова опасается, что ЕСПЧ в стремлении рассматривать меньше дел позволит правительствам откупаться от заявителей вопреки их интересам. По ее словам, есть риск фактического «принуждения к миру» или роста односторонних деклараций, которые не являются основанием для пересмотра приговоров и решений национальных судов и не предусматривают контроля СЕ.

Юрист НКО «Сутяжник» Антон Бурков видит проблему в негативной статистике: по данным ЕСПЧ, только 40% заявителей из РФ представлены юристами, что затягивает фильтрацию и коммуникацию жалоб. «За двадцатилетнюю историю участия России в ЕСПЧ с этим судом научилась работать лишь небольшая группа специалистов, притом что в России работает около 70 тыс. адвокатов»,- считает господин Бурков. Эксперты объясняют это неинформированностью юристов об оплате таких услуг, хотя нередко она превышает компенсации, присужденные заявителю. В бюджете РФ на выплаты по решениям ЕСПЧ ежегодно выделяется 600 млн руб.


Коммерсантъ

04.12.2018



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства