здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
СМИ о правах человека

Информация в данном разделе может не совпадать с официальной позицией Совета Европы

ЕСПЧ поддержал российский обвинительный уклон

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) считает, что отказ суда допросить свидетеля не всегда нарушает права обвиняемых. Указано, что те должны аргументированно доказать необходимость вызова очевидца на судебное разбирательство. И если эти аргументы прозвучат неубедительно, суд вправе отклонить такие ходатайства. Решение ЕСПЧ было неоднозначно воспринято и отдельными его судьями (появилось два особых мнения), и российскими адвокатами. Они считают, что решение Страсбургского суда нарушает принцип состязательности сторон, который в нашей стране и так не действует в полной мере.

ЕСПЧ в своем постановлении по жалобам граждан РФ, чьих свидетелей отказались выслушать или допросить российские суды, неожиданно занял сторону последних. Вина была возложена на подсудимых, которые, дескать, недостаточно настойчиво и убедительно обосновывали требования о вызове в суд очевидцев, которые могли бы дать показания в их пользу.

В решении ЕСПЧ подчеркивается, что просьба обвиняемых о допросе свидетеля должна быть не только достаточно аргументированной, но и «актуальной для сути обвинения». Хотя отмечено, что необходимо учитывать, не подорвал ли отказ «общую справедливость судебного разбирательства».

ЕСПЧ указал и на необязательность выслушивать на суде показания понятых, поскольку «следователь приглашает их в качестве нейтральных наблюдателей следственного действия». А поскольку они, мол, не знают обстоятельств дела, не могут судить о виновности или невиновности обвиняемого, то, значит, их показания и не способны повлиять на исход процесса.

Основой для такого постановления ЕСПЧ стало в том числе дело «Муртазалиева против России», связанное с осуждением в 2004 году жительницы Чечни за подготовку теракта. Тогда суды отклонили все ходатайства защиты, не стали выслушивать ни показаний понятых, присутствовавших при ее досмотре в полиции, ни очевидцев. При этом один из свидетелей утверждал, что следствие изначально исказило смысл его слов, а второго адвокат подозревал в сотрудничестве с правоохранителями - ведь именно его показания составили основную часть доказательственной базы.

С нынешним решением ЕСПЧ согласились не все его судьи. Некоторые из них убеждены, что невызов в суд понятых и свидетелей явно нарушает право обвиняемых на справедливое судебное разбирательство.

Например, в своем особом мнении судья Марко Бошняк указал, что в судебном процессе защита должна иметь равный статус с обвинением - то есть ей не нужно обосновывать целесообразность своих ходатайств. Кроме того, он отметил недопустимость ограничивать процесс доказывания только доказательствами, которые по отдельности могут изменить исход уголовного дела: «Защита при подаче ходатайства об истребовании доказательств должна указывать обстоятельства, которые она хочет установить. При этом причинно-следственная связь между такими фактами и последствиями судебного разбирательства не всегда очевидна. Право же заявителя вызывать свидетелей в суде выражает его право представлять свое дело в суде».

Судья Пауло Пинто де Альбукерке в качестве особого мнения указал на сложность с четким определением роли человека, располагающего какими-то сведениями и дающего об этом показания. Постановление ЕСПЧ он назвал тревожным сигналом для юридической общественности.

С его мнением согласны и российские юристы. Адвокат Виктор Бородин раскритиковал решение ЕСПЧ, заявив, что подобный подход лишь укрепляет почву для злоупотреблений. «Защиту ни в коем случае нельзя лишать права добиваться вызова свидетелей, которые не были допрошены на стадии предварительного следствия. Ранее допрошенные свидетели могут изменить свои показания или дополнить их деталями, что, понятное дело, хорошо для обвиняемого и невыгодно для следователей. А между тем суды у нас чаще всего принимают сторону последних», - сказал Бородин «НГ».

Бородин предполагает, что ЕСПЧ, прекрасно понимая специфику российских судов, почему-то вынес стандартное для европейской системы решение: «Дело в том, что раньше ЕСПЧ обычно принимал сторону заявителей, когда они жаловались на отказ допросить свидетелей в российских судах. Но те крайне неохотно пересматривали свои приговоры. И получалось следующее: Страсбург в свойственной ему манере выносит решение 5-7 лет спустя после приговора, Верховному суду приходится его отменять, а человек свое уже отсидел. А если свидетелей допрашивали по новой, суд все равно подтверждал виновность человека. Вот ЕСПЧ, видимо, и решил - а какой в этом смысл?»


Независимая газета

27.12.2018



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства