здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
СМИ о правах человека

Информация в данном разделе может не совпадать с официальной позицией Совета Европы

Европейский суд разрешил детский спор Страсбург установил нарушение права родителя, дочь которого была вывезена в Россию

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассмотрел жалобу россиянина Владимира Ушакова, проживающего в Финляндии, к российским властям из-за спора о вывозе его бывшей женой их дочери в Санкт-Петербург. Российские суды, встав на сторону матери, отказались рассматривать апелляционную жалобу отца. Страсбург усмотрел в этом нарушение права на частную жизнь и обязал Россию выплатить почти €23 тыс. заявителю. Избранный от РФ судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов выразил особое мнение, не согласившись с коллегами.

ЕСПЧ изучил спор двух граждан России, бывших супругов Владимира Ушакова и Ирины Куликовой, из-за их совместной дочери. Как установил суд, 42-летний Владимир Ушаков, живущий последние 20 лет в Финляндии, в 2009 году женился на Ирине Куликовой. Пара поселилась в городе Вантаа. В 2012 году у них родилась дочь.

Спустя год женщина перенесла два инсульта, была частично парализована, ей пришлось проходить курс реабилитации, говорится в решении ЕСПЧ. Ее супруг взял отпуск, чтобы заботиться о малышке. В апреле 2013 года госпожа Куликова выписалась из больницы, хотя у нее еще оставались проблемы моторикой, отметили в ЕСПЧ, и в июле она уехала в Россию для лечения, оставив полуторагодовалую дочь супругу. Так как господину Ушакову надо было выходить на работу, он отвез девочку к своим родителям в Норвегию. В августе госпожа Куликова приехала в Финляндию и обратилась в местные органы с требованием возбудить разбирательство и вернуть ребенка из Норвегии в соответствии с Гаагской конвенцией о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, а заодно подала на развод. В октябре супруг привез ребенка домой, и разбирательство было прекращено.

Рассмотрев просьбу о разводе и опеке, суд Вантаа постановил, что оба родителя должны иметь совместную опеку над дочерью, но девочке нужно жить с отцом, так как мать еще не восстановилась после инсульта.
Апелляционный суд в Хельсинки и Верховный суд государства подтвердили решение. Однако 5 февраля 2015 года Ирина Куликова увезла дочь в Санкт-Петербург и сообщила бывшему супругу, что ребенок не вернется в Финляндию. Владимир Ушаков подал иск в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга, требуя возвращения дочери на основании Гаагской конвенции. В суде госпожа Куликова заявила, что девочка интегрировалась в российское общество, не говорит на финском языке, что разлука с матерью травмирует ее и что в России малышке предоставляется необходимая медпомощь.

Дзержинский суд встал на сторону отца, отметив, что финские суды разрешают матери видеться с дочерью, а медпомощь ей могут оказать и в Финляндии. Однако Санкт-Петербургский городской суд отменил это решение, указав, что на момент выезда женщины с ребенком в Россию решение финского суда об установлении места жительства девочки еще не вступило в силу. В целом, отметил суд, рассматриваемое дело можно трактовать как исключение из положений Гаагской конвенции, так как в ст. 13 говорится, что государство не обязано возвращать ребенка, если есть серьезный риск, что это создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда.

На риск, по мнению суда, указывали медицинские документы, подтверждающие у ребенка ряд заболеваний.

В решении ЕСПЧ перечисляются проблемы со здоровьем у дочери госпожи Куликовой и господина Ушакова; врачи предписывали ей, в частности, соблюдать диету, ходить на массаж, гимнастику и плавание, носить ортопедическую обувь и развивать мелкую моторику.

Владимир Ушаков подал жалобу в президиум городского суда, но ему было отказано в рассмотрении. Верховный суд РФ также отказал заявителю. Позже российские суды обязали отца платить алименты, но он отказался это делать из-за временных финансовых трудностей. На 13 февраля 2018 года задолженность составила свыше 494 тыс. руб.

В жалобе, поданной в ЕСПЧ, господин Ушаков подчеркнул, что отказ в обжаловании решения Санкт-Петербургского городского суда нарушил его право на уважение семейной жизни (ст. 8 Европейской конвенции о правах человека). Также он указал, что на здоровье малышки негативно влияет питерская пасмурная погода и что в Финляндии погода более солнечная. Российские власти направили свой комментарий, пояснив, что права заявителя не были нарушены, так как ему не препятствовали в общении с дочерью в России, однако он не пытался связаться с девочкой и отказывается помогать ей финансово. Говоря об отклонении апелляционной жалобы заявителя, российские власти сообщили, что решение Санкт-Петербургского суда было основано на законе.

Власти сослались на заключение психолога из Санкт-петербургского центра комплексной реабилитации семьи и развития ребенка, в котором говорится, что смена места жительства травмирует девочку и ей следует остаться с матерью.
Изучив дело, судьи ЕСПЧ констатировали, что нужно уделять первоочередное внимание интересам ребенка и его здоровому развитию. ЕСПЧ отметил, что Санкт-Петербургский суд отказался признавать Финляндию местом обычного жительства для ребенка, хотя она провела там более двух лет. Подтвердив, что решение финского суда не вступило в силу на день вывоза девочки в Россию, ЕСПЧ тем не менее указал, что тогда оба родителя имели совместную опеку над ней, а значит, права отца этим были нарушены. Судьи подчеркнули, что у девочки были довольно распространенные заболевания, присутствующие у многих детей, несмотря на это, российский суд не рассматривал, какое лечение ей нужно и есть ли в Финляндии эквивалентное лечение.

Почему в Финляндии власти забрали сына у россиянки

«ЕСПЧ полагает, что городской суд Санкт-Петербурга не смог по-настоящему рассмотреть и дать достаточно аргументированное решение о том, действительно ли состояние здоровья ребенка или другие обстоятельства, изложенные матерью, составляли исключение по ст. 13 Гаагской конвенции»,- отметили в Страсбурге. В итоге судьи сделали вывод, что было вмешательство в право Владимира Ушакова, оно не было «необходимым в демократическом обществе», а государство-ответчик не выполнило перед ним свои обязанности по обеспечению права на уважение его семейной жизни.

ЕСПЧ обязал Россию выплатить господину Ушакову €16 250 в качестве компенсации, а также €6800 на судебные расходы.

Также господин Ушаков получил право потребовать в Верховном суде России пересмотра решения Санкт-Петербургского городского суда.

Избранный от России судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов высказал особое мнение по делу. Он пояснил, что не согласен с большинством коллег (решение принималось шестью голосами против одного). Господин Дедов выразил сомнение, что судьи без медицинского образования имеют достаточные знания, чтобы назвать распространенными такие детские заболевания, как аллергию, плоскостопие и дефицит железа, но подчеркнул, что в Финляндии отец не соглашался на лечение ребенка, и матери удалось направить девочку к врачам только в России. «Из решения районного суда Вантаа в Финляндии, имеющегося в материалах дела, видно, что у родителей были разные взгляды на медпомощь, которая должна быть оказана ребенку. Отец предпочитал время от времени посещать докторов "когда это было необходимо". Как судья, я могу сделать вывод, что в случае возвращения ребенка отцу программа реабилитации будет прекращена»,- сообщил господин Дедов. Также судья отметил, что мобильность отца выше, и он вполне может ездить в Санкт-Петербург, до которого из Финляндии всего три часа пути. Господин Дедов выразил сожаление, что Гаагская конвенция фокусируется на защите права на опеку, а не на интересах ребенка, и отметил, что в аналогичных спорах между россиянками и жителями Финляндии первые всегда оказываются в проигрыше


Коммерсантъ

18.06.2019



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства