здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
СМИ о правах человека

Информация в данном разделе может не совпадать с официальной позицией Совета Европы

Десять стран ограничили права человека из-за коронавируса
России среди них пока нет, хотя некоторые ограничения она уже ввела

Лишь 10 из 47 стран - членов Совета Европы уведомили генерального секретаря организации об отступлении от соблюдения обязательств в чрезвычайных ситуациях (ст. 15 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) в связи с коронавирусной инфекцией. Об этом говорится в обзоре «Ограничение прав граждан в странах Совета Европы на фоне пандемии вируса COVID-19», подготовленном Комитетом против пыток. России в этом перечне нет, хотя факт такого уведомления может облегчить государству отстаивание своей правоты в случае оспаривания его действий в Страсбургском суде, поясняют правозащитники.

Европейская конвенция не предусматривает ограничений на обязательство обеспечивать такие права, как право на жизнь, запрет пыток и рабства, осуждение за деяние, в момент совершения не признававшееся уголовным преступлением, повторное осуждение или наказание в уголовном порядке, говорится в обзоре. Осуществление остальных прав может быть ограничено в разной форме, в том числе в связи с чрезвычайными обстоятельствами, но лишь при соблюдении ряда условий - наличия войны или чрезвычайных обстоятельств, угрожающих жизни нации. Оценка угроз определяется Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ), исходя из конкретных обстоятельств тех или иных дел.

Когда в ЕСПЧ заходит речь о рассмотрении вопроса об отступлениях в соответствии со ст. 15 конвенции, суд предоставляет национальным властям широкую свободу действий для предотвращения чрезвычайной ситуации (ЧС), отмечается в докладе. Но именно ЕСПЧ будет оценивать, были ли эти меры строго обязательными. Когда такие меры посягают на основополагающие права вроде права на свободу и личную неприкосновенность, суд должен убедиться, что это было полностью оправдано обстоятельствами ЧС и были обеспечены адекватные гарантии против злоупотреблений. При этом ЕСПЧ оценивает, были ли введенные меры использованы для той законной цели, ради которой задумывались.

В связи с этим правозащитники задаются вопросом, может ли неофициальная кризисная ситуация, когда в стране не объявлено чрезвычайное положение (ЧП), но права ограничиваются более мягкими мерами, приравнена ЕСПЧ к чрезвычайной в оправдание введенных ограничений. Отступления от обязательств по ст. 15 не зависят от установления официального статуса ЧП или любого аналогичного режима на национальном уровне, но для закрепления правомерности такого отступления государство обязано проинформировать Совет Европы, «даже если внутри страны не установлено официального режима ЧП», говорится в обзоре. При этом отступления от обязательств должны иметь четкую основу во внутреннем праве для защиты от произвола и должны быть необходимыми для борьбы с конкретной кризисной ситуацией.

Пока об отступлении от обязательств в связи с пандемией генсека Совета Европы уведомило 10 стран - Албания, Армения, Эстония, Грузия, Латвия, Северная Македония, Молдавия, Румыния, Сан-Марино и Сербия. Например, Армения объявила ЧП, при котором могут ограничиваться права на личную свободу, свободу передвижения и право собственности. А Эстония ввела на полтора месяца (до 1 мая) режим ЧС, предупредив о возможном отступлении от соблюдения прав на свободу и личную неприкосновенность, на справедливый суд, на уважение частной и семейной жизни, на свободу собраний и объединений, на образование, на защиту собственности и свободу передвижения.

России в этом списке нет, хотя некоторые права на ее территории уже ограничены, напоминают авторы обзора. Почти во всех регионах введен «режим повышенной готовности», который может ограничивать права на свободу и личную неприкосновенность, на справедливый суд, на уважение частной и семейной жизни, на свободу слова, собраний и свободу передвижения, право на образование. Сейчас эти ограничения не подпадают под действие ст. 15 конвенции, так как власти не сделали официального заявления по этому поводу, так что никакие ограничения не могут быть оправданы властями по процедуре этой статьи. Но поскольку сама конвенция допускает ограничение большинства закрепленных в ней прав, в том числе «в интересах национальной безопасности и общественного порядка» и «с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний», то ситуация пандемии может удовлетворять этим условиям, считают правозащитники.

«Трудно сказать, почему столько стран проинформировали Совет Европы о вводимых ограничениях, ведь властям было бы проще обосновать ограничения прав в период пандемии на основании официального уведомления», - говорит юрист Комитета против пыток Екатерина Ванслова. - С другой стороны, большинство прав могут быть ограничены сами по себе, без введения ЧС. Конвенция позволяет это сделать применительно к пандемии - например, «в целях национальной безопасности». Наконец, подавляющее большинство государств вообще ни разу не отступали от своих конвенционных обязательств по данной процедуре». Если страна не уведомляет Совет Европы об отступлении от соблюдения прав , но де-факто вводит ограничительные режимы, то впоследствии власти такой страны не смогут обосновать нарушения прав отсылкой к соответствующей процедуре, говорит она. В случае поступления жалоб на вводимые ограничения Европейский суд будет рассматривать каждый случай отдельно и изучать, были ли такие ограничения оправданными - т. е. были ли они законными, обоснованными, пропорциональными, необходимыми и т. д., объясняет она: «Тут все будет зависеть от конкретного дела, априори режим самоизоляции прав и свобод не нарушает. Тем не менее, как показывает практика, самые серьезные угрозы правам человека возникают именно в ЧС».

Это самое большое число стран, одновременно уведомивших Совет Европы о вводимых ограничениях, говорит глава международной практики правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев, например, после терактов 11 сентября 2001 г. так поступила только Великобритания. «Это можно объяснить тем, что это внутреннее для каждой страны соображение. Страны, которые в силу внутреннего права вводят ЧП - как, например, Армения, - уведомляют Совет Европы. Россия, если бы ввела ЧП, тоже должна была бы сформулировать отступление от 15-й статьи и уведомить Совет Европы и ООН. Но из-за режима повышенной готовности в силу внутреннего права этого обязательства нет», - поясняет юрист. Если отступления от ст. 15 нет, то последующие нарушения будут анализироваться на основании полноценно действующей конвенции, подчеркивает Коротеев: «Хотя, думаю, суд предоставит государству большие пределы и усмотрения для мер по борьбе с пандемией. Большинство вводимых мер не затрагивают никакие другие свободы, гарантированные конвенцией. Думаю, что в отношении свободы передвижения ЕСПЧ легко согласится, что штраф в несколько десятков евро будет адекватным. Сложнее государству будет обосновать [принудительную] госпитализацию, тут будет зависеть от обстоятельств конкретных дел. Но даже без отступления по ст. 15 ЕСПЧ, скорее всего, согласится в будущем с большинством мер, которые ввели государства для борьбы с пандемией».


Ведомости

19.04.2020



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства