здание Совета Европы
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Европейская Конвенция о защите прав человека: право и практика
Новоcти
Библиoграфия
Вoпросы и oтветы
Сcылки

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
СМИ о правах человека

Информация в данном разделе может не совпадать с официальной позицией Совета Европы

ЕСПЧ встал на сторону России в деле, касающемся обряда освящения школьного класса

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) четырьмя голосами против трех не усмотрел нарушения прав семьи из России, чей семилетний ребенок, придерживающийся иных религиозных взглядов, присутствовал при проведении православного обряда освящения - в школьном учебном помещении, где проходили занятия.

Жалоба (47429/09) родителей и ребенка поступила в суд в Страсбурге еще в 2009 году. Заявители указали, что религиозные ритуалы в стенах учебного заведения представляют собой вмешательство в право родителей обеспечивать такое образование и такое обучение, которые соответствуют их религиозным и философским убеждениям и охраняются статей 2 Протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Родители отметили, что отсутствие возможности получить полное освобождение от занятий по религиозному образованию в рамках учебной программы дает повод для установления факта нарушения.

Ребенок, будучи несовершеннолетним на момент подачи жалобы, в свою очередь, заявил о нарушении своего права по смыслу статьи 9 (свобода мысли, совести и религии) Конвенции.

Четверо из семи рассматривавших дело судей - Поль Лемменс (Бельгия), Дмитрий Дедов (Россия), Лоррейн Шембри Орлан (Мальта) и Герра Мартинс (Португалия) - не согласились с позицией заявителей.

Касательно статьи 2 Протокола №1 к Конвенции они указали, что проведение обряда освящения без уведомления заявителей, которые открыто заявляли о приверженности иным религиозным убеждениям, свидетельствует о неуважении, однако церемония должна расцениваться как единичный случай, ограниченный по объему и продолжительности - она длилась не более 20 минут.

При этом ЕСПЧ не получил каких-либо доказательств вреда от данного события для психологического состояния ребенка, в том числе фактов его принуждения к участию в церемонии - оно, по мнению судей, ограничивалось простым присутствием.

"Не следует преувеличивать произошедшее. Это была инициатива некоторых родителей, которые встретились на неделе на родительском собрании. Учитель нечаянно согласился на их инициативу. Это не была акция, инициированная школой. И, кроме самого факта православного обряда, по нашему мнению, не было никаких признаков неуважения к верованиям заявителей", - отметили в Страсбурге.

ЕСПЧ обратил внимание на то, что национальные власти признали нарушение прав заявителей в результате инцидента: на директора школы было наложено дисциплинарное взыскание, ему было предписано, что подобная ситуация не должна повториться.

В отношении утверждения ребенка о нарушении его права на свободу религиозных утверждений четверо судей вновь повторили свой вывод об отсутствии какого-либо принуждения со стороны администрации школы или священника, проводившего обряд, или попытки отговорить заявителя от приверженности его убеждениям.

"Роль свидетеля церемонии могла вызвать в нем чувство несогласия. Однако это следует рассматривать в широком контексте открытости и терпимости, которые необходимы в демократическом обществе конкурирующих религиозных групп, которые не могут полагаться на статью 9 для ограничения осуществления религиозных свобод других лиц", - указывается в выводах ЕСПЧ.

Решение суда содержит особое мнение трех судей - Георгиоса Серегидеса (Кипр), Хелен Келлер (Швейцария) и Алены Полачковой (Словакия).

Они обратили внимание на то, что учитель знал о религиозных взглядах заявителей и не посчитал нужным уведомить их о церемонии, которая была согласована с другими родителями за несколько дней до ее проведения. Таким образом, согласно мнению судей, администрация школы нарушила свою обязанность по соблюдению религиозного нейтралитета, что, в свою очередь, дает основания установить факт нарушения статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку это положение распространяется не только на учебную программу, но и на "организацию школьной среды".

В особом мнении также говорится и о необходимости пересмотра практики ЕСПЧ касательно прав несовершеннолетних лиц по смыслу статьи 9 Конвенции. "Нам кажется очевидным, что ребенок в такой ситуации должен быть защищен своими собственными правами в соответствии со статьей 9 и, следовательно, должен иметь возможность полагаться на свободу религии от своего имени", - подчеркивают судьи.

В то же время судьи в отдельном мнении отмечают, что данное право заявителя было нарушено - на это указывают обстоятельства проведения церемонии. С одной стороны, ребенку на тот момент было всего семь лет и "в этом возрасте на него можно было легко повлиять". С другой стороны, "обряд проводился в первый день его обычного школьного обучения, что стало важной вехой в его жизни".

"Ввиду этих обстоятельств он еще не приобрел необходимого опыта, чтобы идентифицировать обряд как разовое мероприятие и, как следствие, не связанное с расписанием обычного школьного дня. Кроме того, у ребенка на тот момент не было необходимой зрелости, чтобы провести разделение между руководством школы и обрядом", - указывают Серегидес, Келлер и Полачкова.

Что касается поведения учителей и других организаторов мероприятия, от которых требуется сохранять религиозный нейтралитет, судьи среди прочего отметили, что никто из них не счел целесообразным объяснить ребенку ситуацию и предложить ему возможность не присутствовать при церемонии, если он почувствует дискомфорт.

"Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая возраст третьего заявителя, обстоятельства первого дня в школе и тот факт, что у него практически не было возможности избежать религиозного акта, национальные власти, по нашему скромному мнению, нарушили свою обязанность религиозного нейтралитета", - отмечается в отдельном мнении.


РАПСИ

21.10.2020



Новости
| Европейская конвенция | Европейский Суд | Совет Европы | Документы | Библиография | Вопросы и ответы | Ссылки


© Council of Europe 2002  Разработка: Компания "ГАРАНТ"
Проект финансируется при поддержке
Правительства Соединенного Королевства